«Женщиной года» в Нарве признана Анна Фарафонова

0
137
Анна Фарафонова
Анна Фарафонова считает полный переход на эстонский язык обучения правильным, но запоздавшим решением. Фото: Роман Викулов

Нарвский клуб Эстонской ассоциации деловых и предприимчивых женщин выбрал «Женщину года». Ею стала руководитель Нарвского дома эстонского языка Анна Фарафонова. Традиция награждения «нарвитянки года» была возрождена клубом спустя 17 лет, и церемония прошла во второй раз после этого.

Изучая эстонский, сняли фильм

- Реклама -

2022 год выдался для Нарвского дома эстонского языка (НДЭЯ) насыщенным.
«Особенно насыщенными были последние три года. Два года назад мы поставили рэп-оперу «Карма». В прошлом году был большой проект – мультикультурный Праздник песни в парке, посвященном столетию Эстонской республики. В 2022-м, с февраля по июнь, провели проект Киноакадемии. В обучающей части изучали актерское мастерство, то, как работает киноиндустрия, как пишутся сценарии, как режиссер работает на киноплощадке. Около 40 нарвитян, заинтересованных в первую очередь в изучении эстонского языка, прошли эту школу. Это был один из примеров языкового погружения в конкретную тему», — говорит Анна Фарафонова.

10 лучших из Киноакадемии были отобраны для съемок фильма «Выбор», сыграли роли второго плана, остальные были задействованы в массовых сценах. Премьера фильма состоялась на прошлой неделе.

Руководителем этого проекта была Юлия Виирсалу, учитель в НДЭЯ. Идея «Выбора» родилась пару лет назад, когда в учительской преподаватели вспоминали разные истории из 90-х, решив, что на их основе получился бы неплохой фильм. Сценарий про девушку-пограничника, вставшую перед выбором между служебным долгом и личными чувствами, написал уже бывший учитель дома Крисмар Розин (он перешел на работу в министерство культуры). Дорабатывали сценарий Юлия Виирсалу и режиссер фильма Елена Пазилина, следователь полиции, прошедшая в свое время магистратуру на киноотделении Балтийской школы кино и медиа.

«У нас была задача показать и Нарву. Большой удачей стало то, что мы успели провести в районе границы съемки с дрона, в том числе Кренгольмской мануфактуры, пока они еще не были запрещены. Подобные съемки невозможны с июня», — рассказывает Анна Фарафонова.

По ее словам, на съемочной площадке звучали и эстонский, и русский языки. В фильме снимались и профессиональные эстонские актеры: Танель Саар, Герхард Сакс. На главную роль позвали Анастасию Пылаеву, только в процессе съемок узнав, что она в 2016 году переехала в Эстонию из Украины.

«Она только изучает эстонский язык, и, чтобы Анастасия могла произносить свои реплики, с ней занимались учителя Нарвского дома эстонского языка. А уже на съемочной площадке задействованные эстонцы помогали произношение поставить», — сообщает Фарафонова.

Продолжает свою работу Тандемный хор Нарвского дома эстонского языка, в котором говорящие по-русски подтягивают свой уровень владения эстонским и наоборот. В числе прочего хор участвовал в церемонии открытия программы «Нарва – осенняя столица ЭР».

Интеграция в отдельно взятой семье

Анна Фарафонова работает в Фонде интеграции с 2016 года на разных должностях. Начинала в качестве консультанта, затем была руководителем программ сотрудничества, руководителем сферы предпринимательства. До Фонда интеграции Анна работала менеджером по продажам в Мересуу SPA.

Руководителем НДЭЯ Фарафонова трудится с 2020 года.
«Эстонский язык я выучила после школы, и это мне далось не так просто. Всегда задавалась вопросом, как можно изменить языковую ситуацию в Ида-Вирумаа, как сделать так, чтобы заканчивающие школу ребята были конкурентоспособны и в высших учебных заведениях, и на рабочих местах», — говорит Анна.

— После того, как было принято решение о переводе всех образовательных учреждений ЭР на эстонский язык обучения в 2024-2030 годах, выросло ли число обращений в НДЭЯ учителей, желающих изучать эстонский? Может ли появиться в НДЭЯ какая-то специальная программа для них?

— Очень много учителей, руководителей нарвских школ обращается. Уровень владения эстонским очень многих преподавателей не отвечает требованиям. Люди переживают: как будет происходить процесс полного перехода на эстонский, потеряют ли они рабочие места. К сожалению, какую-то специальную программу для учителей мы предложить не можем. По нашей стратегии мы должны максимально вовлекать всех, кто нуждается в языковом обучении. Непосредственно повышение квалификации учителей – это задача министерства образования, у которого есть план, как подготовить их к переходу на эстонский язык обучения.

Мы же постоянно зовем преподавателей на наши мероприятия. Все-таки они такие же жители Нарвы, как остальные, и могут бесплатно пользоваться всеми возможностями, какие мы предлагаем. В частности, предлагаем им прохождение специальных курсов (раньше называли их курсами обучения навыкам), например, очень популярных курсов эстонской культуры, курсов по произношению. Учителям эстонского языка предлагаем Дни методик.

— Что вы думаете о полном переходе на эстонский язык обучения? Реально ли то, чтобы к 30-му году на всех образовательных ступенях преподаватели без проблем общались на уроках с учениками на эстонском?

— Я верю в то, что, по сути, это правильное решение. Его надо было принять еще 30 лет назад. Тогда, возможно, не пришлось бы заниматься проектами, в рамках которых русские ребята встречаются с эстонскими, чтобы хоть как-то улучшить свои знания государственного языка. Какой будет программа перехода в деталях, мы узнаем уже скоро. Пока не могу давать этому оценку. Я не знаю, как можно сформировать в Нарве среду, в которой ребята будут общаться между собой по-эстонски. Все-таки критическое большинство говорит по-русски. Для того, чтобы реформа прошла успешно, нам очень нужны носители языка, которые приедут в Нарву из чувства миссии. О Нарве очень много говорят, но мало кто рискует сюда переехать. Чтобы русского человека приняли в эстонское общество, оно должно быть для этого открыто.

У Анны Фарафоновой двое детей: родной 13-летний сын и 14-летняя приемная дочь, чей первый язык – эстонский.

— Со своим сыном вы разговариваете на эстонском?

— Дома общаемся преимущественно на русском, но когда ездим по Эстонии, например, в Пярну, там он пытается говорить по-эстонски. Сын учится в Языковом лицее, и эстонский у него хуже, чем английский, но довольно неплохой. Очень рада, что у него нет языкового барьера.

С приемной дочкой, а она эстонка, говорим на эстонском. Для общения между собой дети часто выбирают английский.

— Ваша дочка говорит по-русски?

— Нет. Не знаю, по какой причине. Она очень хорошо понимает по-русски, но не говорит. Зато у сына есть и дома возможность говорить по-эстонски.

— Сколько времени она живет в вашей семье?

— Около пяти лет. Она учится в Эстонской школе. Большую часть времени находится в эстоноязычной среде.

Роман Викулов

- Реклама -
Предыдущая статьяЗаменят ли финны российских туристов?
Следующая статья«Дело года» выберут горожане голосованием
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Отзывы на заметки
Посмотреть все комментарии