Хотим ли мы победить коронавирус?

0
1895
Больница, пациент, операция, палата, коронfвирус, COVID-19
Изображение Parentingupstream с сайта Pixabay

Передо мной 60-летний пациент, ещё вчера он шутил по поводу «своей короны», так как чувствовал себя терпимо. Но сегодня у него появилась дыхательная недостаточность и кислород, подаваемый в максимальном объёме, не улучшает показатели, так называемая сатурация кислорода остаётся ниже рекомендуемой.

- Реклама -
Галина Брокк
Галина Брокк, врач-терапевт Нарвской больницы. Фото из личного архива.

У пациента тревога, одышка нарастает и координатор короновирусного отделения, приехавший помочь нам из Тарту доктор Аго Кыргвее, советует мне перевести больного в интенсивный блок. Там больному ставится артериальный катетер, чтобы круглосуточно следить за газовым составом крови, и придаётся пронационное положение (лёжа на животе), кислород идёт уже через «высокопоточку», как мы ее называем в обиходе.

Показатели улучшаются, но ненадолго, на компьютерной томографии картина специфического для короновирусной инфекции поражения лёгких по типу «матового стекла», пострадало 75 процентов лёгких, необходимо усиление респираторной поддержки. Больному подбирается маска и начинается кислородотерапия в режиме аппарата CИПАП (CPAP). Что чувствует больной, можно только догадываться – он не может позволить себе перевернуться на спину, встать, чтобы сходить в туалет, нормально принять пищу…Он лежит на животе, накрытый простынями, кругом медики, отдаются распоряжения, шумят аппараты, и сказать, что при этом у него «плохое самочувствие» — это вообще не сказать ничего…

Нет рядом близких, в этом смысле больной один на один перед лицом смертельной опасности, собрав всё своё мужество, он ведёт борьбу за жизнь с помощью врачей. Наконец показатели улучшились — но ночью началось кровохарканье, и больной экстренно переводится в Тарту на ИВЛ (аппарат искусственной вентиляции лёгких).

Через пару часов, на чистую перестеленную койку в палату поступает следующий пациент. Те же шутки «про корону», держится молодцом, я ободряю его, но эмоций не разделяю… Потому что, по данным томографии, сделанной при поступлении, уже предвижу, что будет завтра. А сейчас главное — сделать всё так, как это делается в любой европейской клинике, по протоколу, и с индивидуальной корректировкой, учитывая сопутствующие заболевания. Спасибо коллегам из Тартуского университета и Северо-эстонской региональной больницы, которые разработали продуманное до мелочей руководство – протокол по работе с такими пациентами, который наш кризисный штаб перевёл для нас на русский язык.

Делаю дальше обход больных, вот вернули пациентку из Тарту, где за ее жизнь боролись почти месяц. Она долго была на ИВЛ, перенесла кардиоверсию (восстановление сердечной деятельности с помощью электрического разряда), несколько сеансов гемодиализа (аппарат «искусственная почка»). Она осталась жива, она рада, но при быстром разговоре кислорода не хватает, и вместо ног — «палочки», то есть произошла атрофия мышц. Как нарастить мышцы в возрасте после 60 лет в условиях если не пожизненной, то ещё длительной дыхательной недостаточности — это большой вопрос.

В соседней палате плачет 56-летний пациент. Нет, он не задыхается, у него перелом бедра и КОВИД-инфекция, повышенная температура, но плачет он по другой причине — его мама сейчас в реанимации в Ида-Вируской больнице, ей 79 лет, её не увидеть, не услышать, не поддержать… Обещаю бедняге что-либо разузнать о маме.

Вот так… Страдания, кругом страдания. Как на войне. Но, судя по отношению к проводимой вакцинации, эту войну похоже, видим только мы, медики, и пострадавшие. У других не хватает, наверное, веры нашим откровениям, или сочувствия чужим людям.

Вы скажете – «времена такие». Возможно. Но вспомните, как в сталинские репрессии, — кого не касалось, тот и не размышлял, в итоге — невообразимые человеческие потери. Суть не во времени, суть в нас самих. В меня тоже попало на этой «войне». Месяц назад, вместе с несколькими коллегами, я переболела короновирусной инфекцией. Хотя кризисный штаб нашей больницы, во главе с Пилле Летюкой и главной сестрой Натальей Метелицей, старались сделать всё возможное, чтобы организовать защиту персонала от заражения. Как знать, возможно, мы подхватили вирус вне работы, ведь тогда в Нарве шёл пик инфекции, на фоне работающих дискотек, спортивных занятий и прочего. А мы — обычные люди, ходим, как все, в магазин, аптеку и так далее.

Чтобы обезопасить близких, во время болезни я жила отдельно от семьи. Когда была высокая температура, едва ходила, но всё делала, что было рекомендовано. Как говорится, информирован – значит, вооружён. Это помогло, было тяжело, но обошлось без больницы.

Моя мама, которую я держу строго в изоляции почти полгода, ночью пару раз вызывала скорую из-за заболевания сердца, а я не могла к ней приехать… У кого есть мама, тот поймёт, каково это. Но вот месяц прошёл, и я снова на работе, анализ крови тогда ещё не показывал уровень титра антител (сейчас уже делают более точный анализ), поэтому, несмотря на то что переболела, я решила вакцинироваться.

После первого укола ночью поднялась температура, болели плечо и голова, но через сутки всё прошло. После второго укола никакой реакции не было. «Война» с пандемией ещё гремит, но я, как все вакцинированные, образно говоря, уже «в броне», и не столь важно, на сколько процентов она защитит, в любом случае, она защищает, об этом говорит высокий титр антител у моих ранее привитых коллег.

Что я чувствую теперь? Честно — снижение уровня стресса, теперь так это называется. И жить, и работать стало легче. Это хорошо. А когда тебе хорошо, хочется, чтобы и другим было неплохо. Бог дал человеку разум, чтобы принимать правильные решения. И я желаю всем, кто боится вакцинироваться, мудрости и мужества преодолеть страх, пусть даже обоснованный, и воспользоваться достижениями медицины ради защиты себя и своих близких.

У нас в Нарвской больнице большой и дружный коллектив, в том числе в терапевтическом корпусе. И наш бессменный руководитель Пилле Летюка, и врачи — доктор Салтун, доктор Лосева, я вот тоже, а в чисто коронавирусном – Анатолий Зеленюк и доктор Славкина — все относятся к вакцинации положительно. Потому что воочию видят, что риск от вакцинации ничтожно мал по сравнению с ущербом от этой инфекции.

А ещё у нас в Нарвской больнице появился свой информатор по вакцинации – доктор Семыкин Алексей. Он не только отслеживает все случаи осложнений и сообщает фирме производителю вакцин, но и держит нас в курсе всех новостей касающихся вакцинации, знакомит со статьями европейских и эстонских иммунологов, что очень важно и интересно.

И я, напоследок, желаю всем нарвитянам — живите долго (и без одышки). Вакцинируйтесь при первой же возможности – мой вам добрый совет.

Вместе мы победим эту беду!

Галина Брокк,
врач-терапевт Нарвской больницы

- Реклама -
Предыдущая статьяНарве обязательно нужен продовольственный рынок
Следующая статьяСегодня начинается распределение среди нуждающихся продовольственной помощи ЕС
3.3 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Отзывы на заметки
Посмотреть все комментарии