Помогающие искать пропавших людей добровольцы мечтают о том, чтобы у каждого уходящего в лес за грибами пожилого человека был gps-брелок или gps-браслет, который позволил бы находить заблудившихся достаточно быстро.

Более недели продолжались поиски отправившегося в лес за грибами жителя Тапа, 69-летнего Михаила. В поисковой операции участвовали полицейские, военные, а также добровольцы, в том числе из Нарвы. В минувшую субботу тело пожилого грибника было обнаружено возле деревни Колгу в волости Куусалу в Харьюмаа. К тому моменту он был мертв уже, по меньшей мере, 3-4 дня. Более точное время смерти и ее причину устанавливает экспертиза.

«В поисках участвовало всего несколько нарвитян. Все-таки ездить приходилось довольно далеко, — рассказывает Алексей Непримеров, член правления НКО Iga Elu, объединяющего добровольцев, помогающих государственным службам искать пропавших людей. – Но в нашей организации состоят люди со всего Ида-Вирумаа, и Михаила искали в числе прочих многие другие жители уезда, не только нарвитяне. В общей сложности в поисках участвовало около 90 добровольцев, включая представителей OPEROG (аналогичная Iga Elu организация, но республиканского масштаба, — прим. авт.)».

Алексей Непримеров говорит, что всегда очень тяжело осознавать, что при более удачном стечении обстоятельств, определенном везении, конечно, прежде всего, все могло бы закончиться благополучно и пропавшего человека удалось бы спасти.

«Когда мы присоединились к поискам, Михаил еще был жив. И принять это очень непросто», — признается Алексей. По его мнению, к сожалению, операцию вряд ли сделало бы успешной большее количество участников.

«Мы работаем по давно выработанным алгоритмам, в том числе с картами – по квадратам, опираясь на данные вышек мобильной связи, если пропавший просил о помощи по телефону. В первый день поисков нам, прежде всего, не хватало информации – мы пошли искать там, куда нам указала полиция, что нормально, в принципе. Но уже в процессе стало понятно, что тут пропавшего быть не может. Очень узкие полосы леса, почти непроходимого, хутор рядом, и вообще – это была настолько удаленная от места входа Михаила в лес территория, что было невозможно представить, чтобы до нее мог добраться человек, который, как говорят, после перенесенного инсульта ходил очень медленно, как будто бы заваливаясь на один бок», — рассказывает Алексей Непримеров.

На второй день поисков добровольцы обследовали квадрат 8 на 9 километров – слишком большой, чтобы изучить его хоть сколько-то досконально. «Информацию по данным вышек мобильной связи нам со скрипом дали только к среде, на пятый день поисков, телефоны жены и друзей мы нашли сами, сами нашли камеру на здании аптеки, договорились просмотреть и увидели Михаила на видеозаписи, — это нужно было, чтобы точно определить место его входа в лес. То есть более менее полную информацию мы собрали только к пятнице, после чего несколько часов просидели над картами и вот только в субботу на восьмой день мы сузили зону поисков и за 4 часа нашли тело», — рассказывает Алексей. Он сетует на то, что добровольцы не получили все важные данные раньше, невозможность чего полиция объяснила законом о защите личных данных.
«Михаил находился в зоне действия двух вышек связи, которые поочередно его регистрировали, и было ясно, что искать надо на пересечении соединяющей их линии. В конце концов, тело там и нашли», — информирует Алексей.

— То есть это заблуждение — считать, что достаточно позвонить и специальные службы тут же максимально точно определят твое место нахождения и найдут тебя непременно?

— Локация определяется очень приблизительно, и, в конце концов, все зависит от того, сколько вышек мобильной связи «видят» телефон человека. Если одна – то, никакой ценной информации это не даст. Две вышки уже очень сильно сужают круг поисков, а три дают уже сравнительно точную информацию, но это опять же зона поисков, а не конкретное место.

Алексей Непримеров отмечает, что много времени было потеряно из-за того, что Михаил сразу не поставил полицию в известность о том, что он заблудился. Не сделала это своевременно и его супруга.

«Звонить на номер 112 нужно сразу, как только понимаешь, что не можешь самостоятельно найти дорогу, оказался в сложной ситуации. Михаил ушел в лес в 7 утра в четверг, а позвонили в полицию они только вечером в пятницу. В четверг он сообщил жене, что заблудился, пообещав, что переночует и выйдет, «все нормально, не волнуйся». Через сутки он окончательно понял, что сам не справится – обратились в полицию. Ночью полицейские выходили с ним на связь, пытаясь помочь, а утром в субботу у Михаила сел телефон и уже искали вслепую», — информирует Непримеров.

— Пытался ли Михаил разжечь костер или еще как-то обозначить себя?

— К сожалению, нет. В таких случаях мы всегда сожалеем о том, что пропавший человек – некурящий, то есть у него не было ни зажигалки, ни спичек. Хотелось бы призвать всех ходящих в лес обязательно брать с собой спички, лучше всего – специальные, непромокаемые, горящие долго. Также нужно непременно захватить с собой пресную воду и, разумеется, телефон должен быть полностью заряжен. Одежда должна быть приметной, а лучше всего брать с собой яркую жилетку, которая стоит пару евро.
Примечательно, что местность, в которой потерялся Михаил, не является дремучим лесом, далеким от цивилизации. Там военный полигон, со всевозможными строениями на нем. Причем, в эти дни проходили учения, со стрельбой, на которую можно было ориентироваться. Лес пересекают дороги, тропы, канавы, в округе немало старых хуторов.

«Этот печальный случай – очередное подтверждение тому, что, даже идя в такое место, где, казалось бы, нет никаких шансов заблудиться, человек не должен чувствовать себя на 100 процентов уверенным в том, что найдет дорогу назад в любом случае. Слишком много факторов могут все изменить к худшему: и погодное ненастье может дезориентировать, и обострившиеся проблемы со здоровьем, в том числе возможные травмы», — указывает Алексей.

— Может, стоит вообще призвать близких (супругов, детей, внуков) не отпускать стариков в лес одних, сопровождать их?

— Ситуации бывают разными, но в целом стариков вообще сложно в чем-то убедить. А если он всю жизнь ходил в лес один, то будет ходить до тех пор, пока в состоянии это делать.

Алексей Непримеров надеется на то, что с помощью высокотехнологичных средств ситуация существенно улучшится.

«Мечтаем о большом проекте, в рамках которого при поддержке государства старики могли бы за совсем небольшие деньги приобрести gps-брелок с «кнопкой паники», который дал бы возможность находить их тут же. Есть идея и специального мобильного приложения, но далеко не у всех пожилых людей есть смартфоны и специальный брелок или gps-браслет был бы наилучшим вариантом», — рассуждает Алексей Непримеров.

Роман Викулов

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Отзывы на заметки
Посмотреть все комментарии