Рассуждения о прошлом, настоящем и будущем

0
Юрий Рауд и Татьяна Купрацевич. Фото: Александр Мясоедов / газета "Город"

В Центр творческого развития и досуга «GAGARIN keskus» меня привело желание узнать получше о проекте под названием «История семьи – история государства». От знакомых узнал, что в рамках этого проекта идет сбор различных старых бытовых предметов советского времени. И вот мы беседуем с руководителями Центра Юрием Раудом и Татьяной Купрацевич о Центре – и о жизни.

– Начнем с прошлого – как и почему появился нарвский Центр творчества, развития и досуга (MTÜ Keskus Gagarin)?

Юрий Рауд: – Такая идея появилась очень давно, лет 15 назад, я тогда работал в школе учителем труда и видел интерес к ручному творчеству не только у его учеников, но и у их родителей. А поскольку наша мастерская находилась на первом этаже, и когда мы по вечерам в ней что-то делали, не только в окно заглядывали, но и обращались с какими-то вопросами. Поэтому востребованность взрослыми таких занятий мы давно ощущали. Татьяна тогда работала в Молодежном центре. И так получилось, что объединились техническая база, где работал я, и умение Татьяны писать проекты. Сошлось все удачно, потому что без проектного финансирования создание Центра шло бы намного тяжелее и медленнее, чему есть много печальных примеров. А у нас тогда удачно прошло и первое мероприятие – возможно, многие помнят наш городской конкурс кормушек для птиц, и удалось получить первые деньги на организацию витражной мастерской по Программе поддержки местной инициативы.

– Первоначально Центр предназначался для досуга взрослых?

– Да, идея сработала, взрослые к нам пошли.

– И взрослые люди с увлечением участвовали в конкурсе птичьих кормушек?

– И в большом количестве, как сами, так и вместе с детьми – участники были от детсадовского возраста до 85-летних пенсионеров. Всего было 82 участника, как одиночных, так и коллективов, и семей. А председателем жюри у нас был тогда известный радиоведущий Герберт Цуккер. Поддержал нас и Департамент окружающей среды, так что получилось очень интересно. И, наверное, этот первый успех придал нам уверенности в том, что все получится. Мы ведь знаем, что многие люди, имея желание, идеи и инициативу, но не получив поддержки (на уровне фондов, или на уровне города), опускают руки, разочаровываются, обижаются на то, что якобы русских не поддерживают, или Ида-Вирумаа игнорируют, или поддерживают только «своих». А нам повезло сразу, с первой попытки. Потом мы 8 лет арендовали школьную мастерскую и занимались там, а когда город дал нам эти помещения на улице Пушкина, перебрались сюда.

– Чему предшествовал период бурных взаимоотношений с городскими властями…

– Да, история эта не обошлась без войны, но тем не менее, помещения мы получили и вот уже 7 лет работаем здесь.

Радость творчества в «GAGARIN keskus». Фото: GAGARIN keskus

– Судя по вашему сайту и отзывам нарвитян, работаете очень активно и разносторонне, как это удается?

– У нас действуют регулярные кружки ручного творчества, в которых люди создают витражи, инкрустации, мозаики, и многое другое своими руками. И как мы не старались уйти от детей, все движется по спирали – и к нам снова ходят дети, которых уже приводят с собой взрослые, которые у нас занимаются в кружках. Так что, хоть основная аудитория – это взрослые, есть и детские группы, и дети присутствуют на разных занятиях. Кроме кружков, которые работают по расписанию, есть еще другие форматы занятий – например, разовые мастер-классы, на которые либо записываются по объявлению, или приходят уже своими группами (школы, детсады, семьи). Проводим и творческие дни рождения, творческие реклакс-дни, которые у нас заказывают департаменты со всей Эстонии.

– Что означает «релакс-дни»?

– Например, вот уже два года подряд к нам приезжает один из отделов Департамента охраны окружающей среды Эстонии. У них сотрудники дистанционно работают по разным регионам страны, и они периодически приезжают к нам все вместе, участвуют в нескольких мастер-классах, общаются в творчестве, и даже знакомятся, потому что не все даже до этого друг друга видели воочию. Один раз так попробовали, очень понравилось и это стало своего рода традицией.

– Работают с увлечением?

– Более того, когда мы обратили внимание, как они уж очень тщательно, старательно все делают, один из них пошутил – мы же бюрократы, мы во всем такие. И у них получаются очень хорошие работы, мы им предлагаем технологии для взрослых, которые дают действительно интересные результаты, которые остаются на память, их можно использовать в быту в качестве деталей интерьера, декора.

– Но и этим вы не ограничиваетесь – зачем-то организуете разные мероприятия, например, гонки на мыльницах?

– Да, уже 11 лет проводим, к нам едут команды со всей Эстонии и даже в последние три года из-за границы. Это ведь тоже творчество, люди делают все своими руками, из подручных средств.

Возвращенное прошлое. Фото: GAGARIN keskus

– А еще проект «История семьи – история государства» – что это такое?

– Этот проект связан с сохранением старых домашних реликвий, семейных материальных ценностей. Изначально это была идея в плане рукоделия – мы хотели дать возможность людям самим реставрировать старые вещи, например, в нашей столярной мастерской, под руководством нашего мастера-краснодеревщика. Мы исходили из запросов самих людей восстановить вещи, которые переходят из поколения в поколение. Но в итоге идея разрослась в очень большое количество мероприятий – это и экскурсии от Александра Опенко, и лекции по истории вещей, и запланированы экскурсии в Таллинн – в реставрационные фирмы, и в отделение реставрации Академии художеств, и мастер-класс по каллиграфии, и ожидается для всех желающих курс по созданию генеалогического древа. При этом люди сами выходят с предложениями провести то или иное мероприятие в рамках этого проекта.

– Вы же еще и собираете старые вещи прошлого времени?

– Наша собственная коллекция старых вещей – это предметы быта советского времени. И на январь уже запланирована их настоящая выставка, которая откроется на несколько недель в помещении нашего Центра. Сейчас у нас есть в фейсбуке виртуальный музей этих предметов, но хотим выставить экспозицию вживую. Потому что все эти вещи дают возможность не только ностальгически вспомнить что-то из своего прошлого, но многие взрослые, когда у нас был первый опыт такой выставки, приводили детей, чтобы показать, какие игрушки и устройства были раньше. И детей просто шокирует патефон, который играет без электричества, диапроектор, который показывает фильм на стене. А когда мы пытаемся условно суммировать ту электронику, которая сейчас помещается в мобильный телефон, сколько она занимала тогда места. В общем здесь есть большой интерес для всех поколений. И порой даже удивительно, как порой, казалось бы, самые обыденные когда-то вещи, такие, как канцелярские кнопки, дают повод человеку вспомнить какие-то истории из своей жизни, которые он рассказывает с удовольствием. Очень показательно при этом, насколько буквально за одно поколение изменяются вещи, нас окружающие. А с другой стороны, – что есть такие, которые уже 100 лет служат человеку в неизменном виде.

Заодно многие люди начинают понимать, какую ценность на самом деле представляет порой их старые вещи, например, мебель, именно в своем первозданном виде.

– Лично мне представляется, что Нарве давно пора иметь такой постоянно действующий музей, как вы считаете?

– Такие музеи давно уже есть во многих городах, и в Эстонии. Поводов для частных музеев много. Правда, если вспомнить эту историю с макетом Старой Нарвы Федора Шанцына, то на этом негативном фоне у наших нарвских людей такая инициатива вряд ли проснется. Хотя в том же Таллинне очень много частных музеев. А в Куресааре есть государственный музей, и у них несколько этажей в старинном замке посвящены советскому прошлому, где, например, полностью воссоздана обстановка кухни, зала, спальни того периода. Идешь по старинной винтовой лестнице, открываешь дверь – и оказываешься в «хрущевке», где все восстановлено с полной идентичностью – с мебелью, обоями, газовой колонкой, люстрой и прочим.

Это все было… И есть. Фото: Александр Мясоедов / газета «Город»

Тот же Александр Опенко мечтает о частном музее, потому что собрал большое количество экспонатов. И нам тоже говорят, чтобы мы выставляли свои коллекции. Но вы сами видите, на каком уровне у нас в городе поддерживаются такие инициативы.

Честно говоря, мне непонятна такая позиция властей – всеми силами открещиваться от подобных инициатив… Особенно заметно это на фоне того, что происходит в остальной Эстонии. Мы возили из Нарвы группу рукодельников на Хийюмаа, а группа ремесленников оттуда приезжала сюда к нам. Так вот мы на Хийумаа увидели, что их муниципалитет какой-то заброшенный старинный дом, который пустовал, просто подарил тамошнему Союзу ремесленников, да еще поддерживает их финансами, помогает писать проекты в европейские фонды, вкладывает свои инвестиции в это здание, чтобы у творческих людей было свое место, где они бы реализовывали свои творческие идеи, проводили свои мероприятия, мастер-классы и торговали своими изделиями. Это для нас было удивительным – ведь у нас в Нарве городская власть вообще дистанцируется практически от любой инициативы, зацикливаясь на муниципальных учреждениях.

– Здесь, вероятно, своеобразные понятия о развитии города?

– Если мы говорим о городском развитии, то ведь надо думать и том, как местная власть может сделать город привлекательным. Понятно, что по закону власти не могут напрямую создавать рабочие места – но мы же можем создать такие условия, чтобы сюда люди захотели ехать, чтобы улучшался имидж города. И вот тогда сами люди будут создавать себе и другим рабочие места, развивать свой бизнес, инвестиции. Социальное благополучие, благоприятною атмосферу в городе можно и нужно создавать в том числе из таких «мелочей», как инициатива людей, такие центры притяжения, как социальные, так и туристические – все это необходимо рассматривать и реализовывать в комплексе.

– И ведь для этого есть у нас в Эстонии положительные примеры?

– Возьмите тот же Маарду – насколько этот небольшой город сумел за несколько лет изменить свой имидж. Был заброшенный советский городок, забытый Богом и людьми, где было страшно ходить по улицам. А теперь, с кем не поговоришь, что такое сегодня Маарду, все говорят – это чистый город, благополучный, спокойный, в нем проводятся самые известные в Эстонии ярмарки, и все остальное в положительном ключе. И всем ясно, что имидж города привлекает людей при выборе места жительства, работы, отдыха. И городская поддержка культуры, в том числе и в частных инициативах – это тоже, на наш взгляд, имиджевая работа властей. А в Нарве, к сожалению, до сих пор работает такая система по отношению к частным структурам по принципу: вы сами придумали себе проблему – сами ее и решайте. То есть отсутствие видения шире, чем муниципальное хозяйство, до сих пор у нас сохраняется. И вот у нас закрываются фирмы по улице Пушкина и Таллиннскому шоссе – потому что город их лишил парковок, у людей с инициативой опускаются руки, и они уходят из города. Некоммерческим организациям, работающим в социальной сфере, надо помогать – а у нас их душат арендной платой…

– Почему, так происходит, как Вы думаете?

– Предположу, что в системе нарвской власти сегодня нет общего, комплексного видения развития, нет профессионального анализа взаимодействия и взаимного влияния всех составных частей городской жизни. Сейчас такого не чувствуется, поэтому появляется много негатива, а любая негативная информация – это всегда репутационный удар, это всегда повод подумать плохо о городе и его власти. И почему не предугадать, в случае каких шагов будут такие последствия – это для меня загадка.

– Хочется верить, что Нарва все-таки найдет правильный путь.

– Очень на это надеюсь.

Вопросы задавал Александр МЯСОЕДОВ