Мнение: «Маша, Вера или Света», зачем вам кресло президента ЭР или министра? Мечтайте о чем-то светлом

0
305
Роман Викулов. Фото: частный архив

Поэт и хореограф Света Григорьева наделала шороху своей речью на президентском приеме по случаю годовщины восстановления независимости ЭР.

Григорьева утверждает, что писала речь самостоятельно месяц, а канцелярия президента никаких правок в нее внести не предлагала (автор отправила туда текст загодя). Если это так и было (а не верить поэту и хореографу нет оснований), то вряд ли можно сомневаться в том, что Керсти Кальюлайд с удовольствием подписалась бы под каждой строчкой этого обращения к элите Эстонии, вобравшего многие важнейшие для президента темы, в том числе ее главные претензии к правящей в республике коалиции.

«Однажды я проснулась в государстве, где слово было предоставлено экономически обеспеченным и считающим себя чистокровными эстонцами мужчинам на пару десятков лет старше меня. То, что они заявили, мне не понравилось. Я живу в стране, где нынешняя коалиция каждый день занимается унижением женщин, молодежи, меньшинств, иностранных студентов, трудовых мигрантов и местных работодателей. В стране, в которой нынешняя коалиция усиленно внедряет понимание того, что свободное государство и свобода человека возможны только при определенной национальности, вероисповедании и сексуальной ориентации», — сказала Света Григорьева, но очевидно, что многие восприняли эти слова, прежде всего, как послание хозяйки праздника, президента, находящейся в затяжном идеологическом конфликте с правящими в республике Центристской партией, EKRE и Isamaa.

Отсюда многочисленные комментарии речи Григорьевой со стороны топовых политиков, эмоциональные критические выпады, развивающие сюжет противостояния коалиции и Кальюлайд.
Григорьева, считающая себя эстонкой с русской фамилией (она из смешанной семьи, но первым своим языком называет государственный) сказала, что «Эстония очень далека от государства, в котором воспитанная простыми рабочими и работающая продавцом девушка может стать премьер-министром, а тем более президентом. Особенно если ее зовут Маша, Вера или Света». Сама автор когда-то мечтала стать первой женщиной на посту президента ЭР, и переживает по поводу того, что мечты девушек с русскими именами о кресле президента или посте министра не могут в сегодняшней Эстонии стать реальностью.

Спустя пару дней после президентского приема премьер-министр Юри Ратас на конгрессе Центристской партии отметил, что он сам является примером того, что человек, когда-то работавший на автомойке, может однажды возглавить правительство. Оставим в стороне то, что Григорьева в своей речи делала акцент не только на не равных стартовых условиях представителей разных социальных групп, но и на том, что женщины сегодня находятся в ущемленном положении, по ее мнению.

Есть более важный момент.

Неужели мечтой жителей Эстонии является то положение вещей, когда любой автомойщик или продавщица могут стать министром или президентом?

Вне всяких сомнений, больше народу проголосовало бы за то, чтобы допустивший серьезные ошибки в министерском кресле человек имел шанс найти новую работу разве что на автомойке или в магазине, а не на новом ответственном государственном посту. Непотопляемость многих представителей политической элиты раздражает избирателей гораздо больше, чем отсутствие личной возможности пробиться во власть.

Вообще, это какое-то чудовищное заблуждение – думать, что обретение статуса президента ЭР или министра может быть образцовой мечтой для амбициозного юноши или девушки, с русскими или эстонскими именами и фамилиями. Что вообще хорошего в президенстве или в должности министра? Оно вам надо, «Маша, Вера или Света», чтобы, имея громкое звание президента и кучу светлых идей в голове, вы не могли бы реализовать ни одну из них, так как президент в Эстонии – это, по сути, свадебный генерал, от которого ничего не зависит? Президент ЭР может осложнить жизнь правительству и Рийгикогу, возвращая какие-то законы на доработку, но не может поставить заслон раз и навсегда ни перед одним законопроектом. Тем более сам не имеет полномочий принимать какие-то хоть сколько-то важные решения, влияющие на жизнь государства.

Ладно еще мечтать стать первым президентом-женщиной, а второй, третьей, десятой? Это же как мечты советских детей о космонавтике. Да, мечтать стать первым космонавтом было круто, вторым, третьим – тоже неплохо, но когда выяснилось, что полеты в далекий космос – это неопределенное будущее, а сегодняшний день и ближайшая перспектива – это околоземная орбита, то как-то сразу всем стало неинтересно. Много ли людей знают имена космонавтов, крутящихся сейчас вокруг Земли?

А должность министра, чья главная обязанность нести ответственность за все решения в сфере его деятельности, которые по факту принимают в Рийгикогу, стоит ли того, чтобы мечтать о ней с детства? Много ли у министров самостоятельности, пространства для свободного творчества? Да кот наплакал.

Если «Маша, Вера или Света» захотят повлиять на политику ЭР, то ничто им не мешает стать депутатами Рийгикогу, создать собственные политические движения или поучаствовать в других.

Но важнее другое — современный мир предлагает прекрасные возможности для развития независимо от стартовых возможностей. Цифровая экономика, постиндустриальное общество не строятся по принципу сословных иерархий. Ими правят идеи, индивидуальные таланты и побеждают самые упорные в достижении своих целей.

Интернет, открытый мир дают те возможности для самообразования, реализации своих идей, которых никогда не было в истории человечества.

Никаким пожилым мужчинам в коалиции не закрыть своими задами дорогу к самореализации амбициозного молодого человека с любым именем и фамилией.

Роман Викулов

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Отзывы на заметки
Посмотреть все комментарии