Наталия Умарова: Нет «проблемных» детей – есть нормальные, которые просто нуждаются в помощи

0
Наталия Умарова. Фото предоставлено Наталией Умаровой

Сравнительно недавно доктор наук, автор книг по социальной теме Наталия Умарова и созданная ею организация Lapsele Oma kodu была своеобразным примером успехов Нарвы в социальной работе с так называемыми «трудными детьми» и проблемными семьями. И при каждом удобном случае представители Нарвской городской власти пафосно об этом писали и говорили.

Но, как известно, политика грязное дело – Наталия вдруг стала неугодна правящим депутатам, и она сама, и ее Lapsele Oma kodu вдруг для городских властей существовать перестали.

И даже маленькое отдельное здание по адресу Вестервалли 9, в котором располагалась так много уже сделавшая для возвращения к нормальной жизни сотен нарвитян организация, было снесено. Хотя, могло бы после соответствующего ремонта удачно дополнить ансамбль старой части нашего древнего города.

Но, как это уже много раз подтверждалось самой жизнью, даже когда ломаются дома, сильные и уверенные в себе люди лишь временно сгибаются под мощным давлением обстоятельств – а потом идут дальше, отдавая все силы любимому делу, на пользу людям.
Как стало известно еженедельнику «Город», Lapsele Oma kodu продолжает успешно действовать, расширяя сферы социальной помощи. Мы встретились с Наталией Умаровой в ее уютном кабинете и побеседовали, что называется, «за жизнь».

– Наталия, кое-кто распространяет слухи, что вас вообще уже нет в Нарве – а я вижу, что вы здесь, и даже неплохо себя чувствуете?

– Конечно, я есть и никуда не делась, как бы это кому-то сильно и не хотелось бы. Наш центр тоже работает, непрерывно оказывая помощь людям. Кстати, 1 августа ему исполнится 24 года с момента создания.

– Произошли ли какие-то изменения в его роде деятельности?

– Да, причем в сторону улучшения и расширения. Если раньше мы в основном концентрировались на Нарве, теперь нас постоянно приглашают в другие места Эстонии, и за рубеж. И если раньше мы существовали, то сейчас мы живем! Активной и интересной жизнью.

– Что вы имеете в виду?

– Когда нам выделяли скудные городские деньги, а объемы работ были огромные, мы просто утопли в делах. Представьте – на нас было 240 семей со сложными ситуациями! И потом, когда на меня начались политические гонения, депутаты потребовали по каждой семье подробные отчеты – что было сделано, как, какими средствами. Конечно, мы этот огромный отчет сделали, но это не спасло – все равно грязью обливали.

Но ничего не получилось, результата не добились – меня люди знают, доверяют, приходят, огромное количество семей получают у нас социальные услуги, помощь, работа продолжается. Есть все лицензии, в том числе и на оказание социально-реабилитационных услуг. Оказываем услуги трудовой реабилитации (сейчас 45 человек). Дела идут хорошо, наш коллектив растет, в центре уже трудятся 12 отличных специалистов своего дела (среди них два логопеда, два психолога, два психиатра, из них один детский, опорный специалист и другие) – и честно говоря, появилась необходимость расширяться, нужны новые площади.

– Давайте вспомним – с чего все начиналось?

– Центр Lapsele Oma kodu в Нарве заработал 1 августа 1995 года, это было сложное время, многие дети были предоставлены сами себе, жили на улицах, выпрашивали еду у прохожих. В Нарве открывался детский приют, была запущена государственная программа, и нас специально отбирали для прохождения обучения по социальной работе с семьями. Обучали специалисты из Америки, Швеции, Финляндии и других стран.

Вот тогда у Нарвы и Министерства социальных дел был подписан договор, по которому государство обязывалось финансировать деятельность Lapsele Oma kodu в течение пары лет, а потом город должен был покупать у министерства наши услуги. Город взял нас на работу, и какое-то время мы даже были чиновниками горуправы Нарвы (у меня есть такая запись в трудовой книжке).

[the_ad id=’20722′]

– Почему же Вы вышли в «самостоятельное плавание»?

– В управе была смена руководства, при новом вице-
мэре Михаиле Гальчике возникли какие-то недоразумения, при которых присланные из министерства для нас деньги он вернул обратно, и мы три месяца просидели без заработной платы. И тогда я решила, что не стоит связываться с городом, и мы переоформили Lapsele Oma kodu в самостоятельную некоммерческую организацию.

И с тех пор так и работаем.

– Наталия, а сколько лет вы сами занимаетесь социальной работой?

– А в целом мой стаж социальной работы более 25 лет. 

– И не надоело?

– Нет, я выбрала правильную специальность. Мне часто говорят, что у меня горят глаза, когда я рассказываю о своей работе. Я считаю, что так и должно быть. Несколько дней назад я вернулась из Пскова, где по приглашению проводила обучение социальных работников города и области. Это замечательные люди, они душой болеют за дело, и с такими всегда приятно работать, и самому можно поучиться некоторым полезным вещам. К слову сказать – они работают так, что на каждого приходится большая часть населения города и области, и самоотверженно пытаются помочь людям – невольно сравниваешь наши условия, когда есть огромный социальный департамент, а проблемы людей часто не решаются, непонятно почему. И тогда хочется тем более помогать тем, кто действительно работает по совести.

И мне везет, наши сотрудники – те, кто начинал работать со мной 25 лет назад, так до сих пор и работают в Lapsele Oma kodu. И мы уже понимаем друг друга не только с полуслова, но и с полувзгляда – что делать и как помочь. И все они неравнодушные люди, всегда готовые прийти на помощь. Между прочим, многие дети, наши подопечные, которым мы когда-то помогли, тоже пошли работать в социальную сферу, а кто-то в полицию.

– То есть бывшие проблемные дети?

– Знаете, я не люблю слово «проблема». Есть понятие «трудности», «сложности». И нет «проблемных» – есть нормальные дети и нормальные семьи. Просто надо помнить, что каждая семья в определенные моменты может нуждаться в помощи. И никогда не надо стесняться попросить такую помощь.

– Может быть, не обращаются потому, что не получают реальную помощь?

– К сожалению, такое часто бывает, есть много случаев, когда обращение в социальный департамент Нарвы было безрезультатным, люди разочаровываются. Бывает, что человек просто не знает, какими услугами он может воспользоваться, где получить бесплатную помощь.

– Мы узнали, что вы расширяете свою деятельность, и даже проводили проект со школьниками?

– В прошлом году мы впервые взялись за такой большой проект и год работали с учениками 8–10 классов. Мне было очень интересно попробовать поработать с детьми, как с обучающейся стороной, это совсем иное, чем общение со взрослыми специалистами. Я им объясняла, как важно понимать, что никто из нас не волшебник, и помочь вам можем только с вашей помощью. Мы обсуждали, как разобраться со своими сложностями. И когда затронули тему насилия, то оказалось, что едва ли не каждый сталкивался с этим в школе. И ребята совместно предлагали свои варианты решения трудностей каждого из них, мы разбирались и находили выход из них. А потом они уже даже помогали мне в работе. Если бы вы знали, какую они сделали замечательную выпускную работу! Я даже попросила у них разрешения включить ее в подготавливаемую нами книгу.

Это был, наверное, самый яркий проект последних лет, настолько интересно с ними было работать. А ребята всерьез стали задумываться о выборе такой профессии, как работник социальной сферы.

[the_ad id=’20722′]

– Думаю, это будут хорошие специалисты, понимающие, как снимать ситуации, скажем, при травле сверстников в школах…

– Когда мы говорим о травле детей в школе, то тут для решения уже есть хорошие программы. Но вы не представляете, что такое травля депутата коллегами в городском собрании! Я до сих пор не могу понять, как это могли делать разумные люди, потому что для меня это должно быть отдельно – рабочие отношения, и личные отношения. Я же пошла и помогла ребенку из нарвской школы, невзирая ни на что. Потому что я помогала ребенку! Это то же самое, что работа медика.
И ведь тогда все понимали, что могут потерять ценного для города специалиста, что городу будет от этого плохо. Но им сказали – надо затравить! И они травили… Это у меня никак не связывается логически. И ведь таких людей выбирают в депутаты.

– Как выбирают – это отдельная большая тема, не правда ли?

– Вот-вот. Надо бы и еще и систему выборов улучшить, убрать эти партийные списки. Чтобы были прямые и честные результаты, пропорционально набранным голосам. А то кто-то набрал меньше – и прошел, а кто-то в два раза больше – и не прошел. Недавно была в Литве, так там выбирает мэров народ, а не депутаты. И это в четком соответствии с законодательством страны. И соответственно, недоверие может выразить ему только народ, а не кучка людей. А у нас глава города полностью зависит от нескольких человек.

– Да, вы же сами были депутатом, так что в курсе…

– И я никак не вписывалась в эти их «игры», когда все чего-то хотели для себя. У меня всегда душа болит прежде всего за Нарву, за ее детей, хотя сейчас у нас много работы по всей Эстонии. Недавно делала экспертизу по таллиннским школам, очень хорошо отработали. Знаете, когда меня спрашивают, есть ли у вас конкуренты, то всегда говорю – нет, у меня есть коллеги и партнеры. Ну кто может мою систему, которую я сама разрабатывала, применить лучше, чем я сама?

– Могут только «перекрыть кислород»?

– Конечно, это могут попытаться сделать. Но ведь, казалось бы, эти люди живут в Нарве, они должны думать о ее развитии, об улучшении жизни горожан. Но я лично не понимаю, что происходит в нашем городе, потому что никакой логики в действиях правящих людей не вижу.

– Наталия, расскажите, чем еще вы занимаетесь?

– Многими интересными направлениями. Например, есть программа работы с домашними насильниками.

– С жертвами насилия?

– Нет, именно с теми, кто осуществил насилие в семье. Это американская программа, мы имеем сертификаты. Потом, насилие в школе – у нас отличная программа (тоже сертифицированная), благодаря которой за шесть часов работы с классом снимается эта проблема. Потом лишь иногда проводится при необходимости корректировка. И еще целая куча разных других программ и проектов.

[the_ad id=’20722′]

– А как вы со всем этим справляетесь?

– Иногда хочется взять отпуск (которого давно не было), но чаще всего чувствую себя абсолютно счастливым человеком. Наверное, я бы не смогла ходить на работу только для того, чтобы за это мне деньги платили. Мне постоянно надо что-то творить. Сейчас есть задумка грандиозного проекта, какого еще в Эстонии не было – но пока это пусть будет нашим секретом, хотя уверена – все получится!

– Замечательно, когда это творчество профессионала в своей области.

– Не хвастаясь, скажу – я вижу, как с точки зрения социальной сферы навести в городе порядок, и это вполне реально. Вспомните, когда закрывали Кренгольм в 2010 году. Я тогда получила грамоту ЮНИСЕФ за то, что мы предотвратили социальную катастрофу – создали и воплотили программу по выведению людей из кризисного состояния. Мы тогда создали клуб «50+» (который и сегодня существует).

– Да, эти люди рассказывали, что их это спасло от мыслей о суицидах, об этом, в частности, рассказывало «Радио 4».

– Мы два года работали по этому проекту, были подключены и психологи, и психиатры, и социальные работники. Было время, когда мы плодотворно сотрудничали с Социальным департаментом Нарвы. Были споры, но надо понимать, что у нас с ними совершенно разные сферы деятельности и на самом деле можно прекрасно сотрудничать, не конкурируя, как многие ошибочно думают, а дополняя друг друга на общую пользу Нарве.

Тут надо сказать, что почему-то постоянно распространяли слухи, как будто я рвалась занять руководящие городские должности. Мне всегда было смешно – постоянно получались ситуации типа «без меня меня женили». То говорили, что я хочу занять место директора департамента, то кресло председателя городского собрания, хотя мне это было совсем не нужно.

И сейчас мне очень интересно работать, проводить обучение людей, делиться своими знаниями и опытом. И все время пробовать что-то новое. Например, мы взялись за болезненную для современного общества тему трудоустройства длительно безработных в сотрудничестве с Кассой по безработице. И начиная с 1 апреля 2018 года, мы попробовали устроить на работу до середины августа этого года людей из группы в 30 человек. И результат получился неплохой – если в других организациях работу нашли 3, 5 человек, то у нас к декабрю таких было 27. А на сегодняшний день у нас работают все 30 человек из группы.

[the_ad id=’20722′]

– Думается, что популярность вашей организации в большей степени обусловлена Вашей известностью?

– Скажем так – во‑первых, действительно люди идут на имя. Во-вторых, те, кто общался с нами и получил позитивный результат, передают положительную информацию дальше – своим друзьям, родственникам, знакомым. Честно скажу – мне очень жаль, что из-за решения городских властей фактически прервался еще один канал, это наша работа в школах. Раньше, когда мы тесно сотрудничали, учителя, родители и дети были осведомлены, как можно получить необходимую помощь. Мы ведь годами налаживали контакты, обучение школьных социальных работников.

Явной ошибкой стала и ликвидация городской комиссии по делам несовершеннолетних. В ней работали замечательные люди, причем бесплатно! Ее руководитель Анастасия Тарасова – отличный специалист своего дела, прекрасно умеющая работать с семьями, сложными детьми. И мы спасли много подростков от непоправимых жизненных ошибок, работая с ними долго и осторожно, а не отправляя сразу в спецшколы.

Пользуясь случаем, я благодарю всех тех, кто работал в нашей городской комиссии – это неравнодушные люди, которые всегда старались понять, разобраться и обязательно сделать все возможное, чтобы спасти ребенка.

– Наталия, на взгляд дилетанта – почему в Нарве не стремятся создать систему взаимодействия и помощи организациям, которые работают в социальной сфере? Количество сложных детей растет, Нарве нужно больше специализированных центров, их работу надо правильно направлять – это же требование времени?

– Для того, чтобы это создать, нужен руководитель, который должен четко понимать, что и как сделать. А таких специалистов в руководстве города сейчас нет. 

– Давайте все-таки надеяться, что в Нарве наступят изменения к лучшему?

– Я тоже на это очень надеюсь.

Беседовал Александр МЯСОЕДОВ / «Город»

Фото предоставлено Наталией Умаровой