Памятник жертвам коммунизма Нарве не помешал бы, но…

0
416
Эстляндская трудовая коммуна
Эстляндская трудовая коммуна продержалась чуть более полугода, опираясь на террор. Летом 1919 года европейскую прессу облетели фотографии жертв коммунаров. Фото: VIRUMAA MUUSEUMID SA

Нарвское Общество охраны памятников старины спровоцировало острые эмоциональные реакции многих нарвитян, предложив городским властям установить в Нарве памятник жертвам коммунизма. Все же вряд ли по этому конкретному поводу стоит сильно переживать, а вот задуматься о том, какие памятники нужны городу и как их следовало бы ставить, пора.

- Реклама -
Роман Викулов
Роман Викулов. Журналист газеты «Город»

Во-первых, о возможном нарвском памятнике жертвам коммунизма переживать не стоит потому, что пока это только предложение. Никакого финансирования, от какой-нибудь большой эстонской организации, например, здесь нет, и им пока не пахнет. Проекта нет, эскиза нет, ничего нет. То есть это всего лишь идея, ни во что конкретное пока не оформившаяся даже на бумаге и тем более деньгами не подкрепленная, и что с ней будет дальше, неизвестно, в первую очередь поэтому.

Во-вторых, не очень-то правильно то, что идет разговор о «памятнике жертвам коммунизма», в то время как местное Общество охраны памятников старины хочет отдать должное жертвам Эстляндской трудовой коммуны. Она была провозглашена именно в Нарве в 1918 году въехавшим ради этого на коне в Александровский собор Яаном Анвельтом. Жертвами коммунаров стало около 50 нарвитян, которых сначала удерживали в подвалах ратуши, как говорят, жестоко мучая, а потом расстреляли.

Вряд ли кто-то возьмется искренне доказывать, что память об этих погибших недостойна увековечивания, а на то страшное событие столетней давности лучше раз и навсегда закрыть глаза.

Другой вопрос, конечно, что сами активисты почему-то настойчиво не подчеркивают, что имеют в виду именно память о 1918-м, допустив общую формулировку «жертвам коммунизма». Но, надо сказать, что в совсем маленьком обществе охраны памятников вообще нет единомыслия по этому поводу. Большинство считает постановку вопроса о памятнике не очень-то своевременной, но это уже отдельный вопрос.

В-третьих, памятник предлагают поставить не на Петровской и не на Ратушной площадях, например, а в рамках благоустройства территории Александровского собора, но, возможно, найдут и другое столь же или еще более скромное место. То есть памятник не грозит стать смыслоообразующим для города, главным символом Нарвы, и, появись он, большинство нарвитян и гостей города будут замечать его случайно, походу.

В-четвертых, открытость к разным памятникам, даже тем, которые не одобряются частью нарвитян, сама по себе могла бы быть некоторой гарантией того, что государство однажды не возьмется убирать те местные памятники, которые являются важными почти для каждого. Слухи о том, что тот же танк Т-34 у реки демонтируют и увезут в неизвестном направлении, возникали не раз и, несомненно, еще повторятся. Если же Нарва будет терпима к разным проявлениям монументального искусства, памятникам с разной идеологической направленностью, вероятность того, что кто-то однажды поднимет руку на советские памятники, снизится.

Разговоры о памятнике жертвам коммунизма, который не факт, что когда-то у нас появится, поставили более широкий и важный вопрос — какие памятники вообще нужны Нарве, кто и как их должен ставить.

И тут хотелось бы высказать пару идей-предложений.
Прежде всего, город меньше всего украшают валуны с текстовыми табличками, а что-то подсказывает, что «жертв коммунизма» увековечили бы именно так.

Таким памятникам точно место на кладбище. Как могильные они зачастую и воспринимаются несведущими людьми, например, не знающими эстонского туристами, если на другие надпись не продублирована. Табличка на одном подобном нарвском памятнике, находящемся на верхнем променаде, в Темном саду, начинается уместившимися в одну строку словами «Siin asus» («здесь находился»). Так говорят, что вопрос от туристов, кем же был похороненный там Сиин Асус, чем он прославился, звучит нередко.

Классические статуи и бюсты на постаментах, конечно, лучше, но это уже совсем несовременно, да и хорошо, впечатляюще их делают все реже и реже.

На данный момент идеальный нарвский памятник – это, конечно, Пауль Керес, сидящий за шахматной доской в сквере на Пушкина и приглашающий желающих составить ему конкуренцию. С тем, что он – лучший, думаю, согласятся все, но сомневающимся можно посоветовать постоять рядом совсем немного – долго ждать очередных желающих сфотографироваться с Кересом не придется. А для чего же ставить памятники, как не для того, чтобы на них обращали особое внимание, запечатлевали и уносили эту память с собой, а лучше тут же публиковали фотку в соцсетях, рекламируя город.

Керес идеален не только в этом смысле. Напомню, что он появился благодаря инициативе нарвского предпринимателя Александра Брокка, стал по сути, его подарком городу.

В оптимальном случае все памятники должны появляться именно так. Есть у кого-то желание что-то установить и возможность найти, собрать деньги на реализацию задуманного, например, благодаря пожертвованиям горожан, то — пожалуйста. Если нет, то, значит, никому это и не надо. Городу тратить бюджетные средства ни на какие памятники не стоит. В том числе на памятник жертвам коммунаров, который мог бы получиться вполне впечатляющим, было бы желание и возможности.

Роман Викулов

- Реклама -
Предыдущая статьяЭстонская касса по безработице начала выплачивать компенсации на заработную плату
Следующая статьяЕжедневный отчёт департамента здоровья на 8 апреля — плюс 757 случая COVID-19 и 14 смертей
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Отзывы на заметки
Посмотреть все комментарии