Наталия Умарова уверена, что в нарвской политике нужно многое кардинально менять

Покинувшая в 2017 году не по своей воле Центристскую партию Наталия Умарова в партию Eesti 200 пока вступать не планирует, но в нарвских выборах будет участвовать в ее списке.

0
1250
Наталия Умарова
Наталия Умарова. Фото предоставлено Наталией Умаровой

Контент-маркетинг

- Реклама -

Наталия Умарова, бессменный руководитель некоммерческой организации Lapsele Oma Kodu («Ребенку свой дом»), приняла решение пойти на осенние выборы в Нарвское городское собрание в составе списка партии Eesti 200. Вероятно, будет его первым номером, но лидера списка еще предстоит определить, отмечает Умарова. Она объяснила, почему не захотела присоединяться к команде мэра Нарвы Катри Райк.

Новая нарвская власть не делает того, что обещала

— Честно говоря, я думала, что в этих выборах участвовать не буду, так как центр Lapsele Oma Kodu всё активнее развивается и сейчас эта работа, которую я очень люблю, важна чрезвычайно, — сказала Наталия Умарова «Городу». – Меня всегда коллеги призывают не верить в сказки, но я верю, в том числе в то, что могу помочь Нарве измениться в лучшую сторону и осенние выборы дают хороший шанс для этого. Нынешняя политическая ситуация открывает новые возможности. Большой неожиданностью для нашего центра стало, что новая власть поддержала нас бюджетными средствами, дала 30 тысяч евро на этот год. Я благодарна, хотя и не ходатайствовала об этой помощи, которой Нарва лишила Lapsele Oma Kodu несколько лет назад, когда меня исключили из Центристской партии, уволили из гимназии. Уверена, если в Нарве все останется как есть, снова тему проблемных детей-учеников задвинут, но не потому, что эта проблема решится, а потому что на нее, как и до сих пор, не будут обращать внимания. Будут больше думать, как отомстить оппоненту — участия в списке Eesti 200 мне не простят.

— В чем ваши главные претензии новой нарвской коалиции, созданной только полгода назад?

— У меня были надежды, что будет сделано многое из того, о чем Катри Райк и ее команда говорили годами, но потом увидела, что в ключевых принципах управления вообще ничего не поменялось. Например, мэр оставила свою зарплату на том же уровне, до которого ее поднял со скандалом ее предшественник, плату за членство в советах городских предприятий и учреждений никто и не думает отменять, а многие ключевые должности продолжают занимать непрофессионалы.

Почему я так часто говорю о профессионализме?  Представьте, что человек пять или более лет жизни посвятил изучению, например социальных наук: законов социума, методов помощи, методов выхода из сложных ситуаций. Затем он имел практику, и, естественно, понимает, как распределять ресурсы, как распределить кадры и управлять социальной сферой. Почему же тогда, когда на место директора нарвского Социального департамента подали заявки достойные кандидаты, профессионалы, предпочтение отдали человеку, не имеющему ни знаний в социальной работе, ни управленческого опыта. Замечательно быть специалистом в другой области, даже педагогом и хорошим человеком, но сколько лет нужно такому человеку, чтобы вникнуть в систему и начать ею руководить хорошо?

Реально получается так: департаментом непрофессионально подготовленные решения отправляются в городское собрание, где в свою очередь социальную комиссию возглавляет медицинская сестра. Результатом являются предписания канцлера права Эстонии, город Нарва, с одной стороны, выглядит непрофессионально и теряет реальные деньги, которые могли бы пойти на благо жителей города.

Это если говорить только о нашей, социальной, сфере.

Одна из главных причин того, что я сейчас в команде Eesti 200, это то, что это единственная партия, провозглашающая, что управление на всех уровнях надо, наконец, доверить профессионалам.

— Все-таки власть сегодня в Нарве не монолитна, у работающих вместе фракций «Kesk» и «Meie Narva» много разногласий и противоречий, а последним приходится идти на многие компромиссы. Почему вы все-таки не хотите усилить на будущих выборах именно команду Meie Narva, с которой у вас все-таки много точек соприкосновения?

— Со многими представителями Meie Narva у меня хорошие отношения. Но дело в том, что по своей натуре я, наверное, плохой политик, так как абсолютно не приемлю предательства, что бы там не говорили о том, что надо уметь закрыть глаза на невыполненные обещания, что в политике предательства не бывает. У меня свое видение, и я считаю, что политику делают люди, которые обязаны оставаться людьми. На прошлых выборах была договорённость, что я иду в команде Meie Narva, а в последний день лидер списка, Катри Райк, сообщила мне, что список закрыт и меня там нет. Если человек так поступил один раз, то стоит ли ему доверять еще раз? Так Meie Narva лишилась тогда моих почти 400 голосов, и сложно это объяснить иначе как тем, что у них была, какая-то договоренность с Kesk по моему поводу.

— Как идет работа по формированию нарвской команды кандидатов от Eesti 200?

— У нас в нарвском списке Eesti 200 уже 42 кандидата. Я очень довольна той командой, которая формируется. Это опытные и неравнодушные люди, из разных сфер. Их имена мы обнародуем позже, в том числе потому, что хотим избежать излишнего давления на них со стороны работодателей, которого не исключаем. Также пока повременим с публикацией ключевых целей, задач, которые войдут в нашу предвыборную программу, над которой работа еще идет. Не хочу пока открывать карты, но есть очень интересные и важные идеи, которые, уверена, многие нарвитяне будут приветствовать.

Работников в Lapsele Oma Kodu во время коронакризиса прибавилось

Основанное в 1995 году НКО Lapsele Oma Kodu («Ребенку свой дом») в период антиковидных ограничений продолжает активную деятельность, помогая детям, семьям, которым сейчас приходится особенно непросто.

«В апреле мы запустили большой проект «Знание дает возможность», который будем реализовывать до конца декабря 2022 года при поддержке Открытого фонда Эстонии, — говорит Наталья Умарова. -Работаем с тремя группами населения: молодыми мамами, родителями детей с особыми потребностями и сеньорами (пожилыми людьми, — прим. ред.). В ходе обсуждений в группах, поездках, общения с другими НКО будем восполнять недостаток информации, касающейся тех возможностей поддержки, которую предлагает этим людям, прежде всего, государство. На протяжении всей истории работы нашего центра мы слышим от клиентов, что были бы у них деньги, все проблемы тут же были бы решены, но опыт показывает, что информационная и эмоциональная поддержка зачастую даже более важны, чем денежные пособия».

Бюджет проекта – примерно 50 тысяч евро, из них 10 тысяч пойдет на ремонтные работы в здании центра, а 2,5 тысячи – на оборудование. Проект охватит примерно 20-30 активистов в каждой группе, а также тех, кто пожелает к ним присоединиться.

— Как НКО справляется с решением своих задач в период коронакризиса?

— Центр всегда занимался кризисными ситуациями, в том или ином смысле. Сейчас наша самая главная задача — сделать все возможное с нашей стороны, чтобы избежать столь тяжелых социальных последствий нынешнего кризиса, которые сопровождали, например, закрытие «Кренгольма». Все наши проекты, в том числе касающиеся поддержки трудоустройства, осуществляются, прием отдельных клиентов проводим на месте, с теми, кому удобнее общаться по интернету, ведем работу там. Центр с прошлой весны на карантин не закрывался, а требования и ограничения, установленные государством, конечно, соблюдаем.

— Не привел ли кризис к сокращениям сотрудников НКО?

— Нас даже больше стало. Весной 2020-го в центре работало 14 специалистов, а сейчас уже 23. Кто-то – на договоре подряда, но все-таки. Дополнительные силы нам потребовались в связи с новым проектом.

- Реклама -
Предыдущая статьяО скандальном высказывании Ильвеса и будущих нарвских выборах
Следующая статьяЛес Нарва-Йыэсуу опять планируется рубить
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Отзывы на заметки
Посмотреть все комментарии