Нарвитяне активно обсуждают кризис в Беларуси, а как иначе?

0
283
Роман Викулов. Фото: частный архив

Конечно, не как Майдан, Крым и Донбасс в 2014-м и последующие годы, но «выборы» в Республике Беларусь и массовые протесты с забастовками с требованием «Лукашенко, уходи!» разделили говорящих по-русски жителей Эстонии на два лагеря.

На тех, кто считает, что 26 лет правления одного человека – это уже более, чем достаточно, а избивать и пытать свой народ ради сохранения личной власти диктатор не имеет права, и тех, кто уверен, что фальсификации на выборах и жестокая борьба с недовольными могут быть оправданы высшими целями. То есть борьбой за благо этого самого неразумного народа, не видящего леса за деревьями, не понимающего, что только благодаря Лукашенко заводы и колхозы работают, а рабочий люд получает небольшие, но гарантированные деньги.

Споры в соцсетях, в том числе в нарвских группах, на этот счет идут жесточайшие. Люди очень близко к сердцу переживают все происходящее сейчас в Беларуси, и это, конечно, нормально. Многие оттуда родом, у многих там родственники, но дело не только в этом. Те русские жители Эстонии, кто сам или их родители, или деды приехали жить в Эстонию во времена СССР, понимают, что с тем же успехом могли оказаться и в Белоруссии, а потому им легко поставить себя на место граждан этой республики.

Оставив в стороне дискуссии о том, можно ли и нужно ли пытать людей в 21 веке (под раздачу, к слову сказать, попадают и те, кто голосовал за Лукашенко, когда «правоохранители» хватают всех без разбора, вытаскивая, например, из проезжающих мимо машин), поговорим для начала о заводах.

Больная для некогда промышленной Нарвы тема. Память о развалившейся Кренгольмской мануфактуре, где некогда трудилось полтора десятка тысяч человек, о канувшем в лету «Балтийце», о былой мощи Нарвских электростанций жива в сердцах нарвитян. И многие, к сожалению, свято верят в то, что, будь у нас другие правители, вроде Лукашенко, то эти гиганты, продолжали бы несмотря ни на что обеспечивать работой десятки тысяч нарвитян.
Нет, не продолжили бы.

Белорусское экономическое чудо, то есть по сути советская модель, удивительным образом выживающая в 21 веке, возможно только благодаря огромным скрытым и явным дотациям со стороны России, в том числе невероятным скидкам на энергоносители, а также «фокусам» с перепродажами в РФ санкционных товаров, «белорусских бананов и креветок».

80 процентов белорусской промышленности находится в госсобственности, и большая ее часть дотируется государством, при том, что восточный сосед «субсидирует» белорусскую экономику на 10-20 процентов от ВВП в год. Убери российские деньги, которых у самой РФ все меньше и меньше, и что останется? Только один вариант – идти в ногу со временем и автоматизировать производство ради повышения его конкурентоспособности.

Технический прогресс лишает рабочих мест людей по всему миру, реальность сегодняшнего дня такова, что с тем, что раньше делали сотни человек, сегодня справляется один специалист за пультом управления. Ту же картошку давно копают машины, а не студенты. Вообще, автоматизация производства развивается стремительными темпами.

Возьмем примеры из российской экономики, не самой развитой в мире.
В Северо-Курильске недавно открыли рыбоперерабатывающий завод. В день он будет перерабатывать 150 тонн рыбы, то есть 50 тысяч тонн в год. Работает на нем всего 20 человек. Оборудование поставили немцы и датчане, завод автоматизирован.
Там же недавно появился рыборазводный завод, по выращиванию молоди лосося. Инвестиции составили 440 млн рублей, работают 25 человек. То есть одно рабочее место стоит почти 20 млн рублей, но все эти затраты окупаются за несколько лет.

«На запущенном летом 2018 года в Московской области крупнейшем в Европе заводе по производству сырокопченых колбас компании «Черкизово» вся производственная цепочка полностью автоматизирована. На это предприятие будет приходиться 30 процентов всех сырокопчёных колбас, произведенных в России. Общий объем инвестиций в производство составил 7 млрд рублей, при этом на заводе будут трудиться всего 170 сотрудников: IT-специалисты и инженеры. Можно предположить, что если все сырокопчёные колбасы в России будут производить по данной технологии, то в их изготовлении будут участвовать не более 570 человек».
Представляете, сколько россиян было занято на производстве колбас еще лет 10 назад?

В Ставропольском крае запускают первый в России завод по производству лактозы, который должен на первом этапе производить 1,8 тыс. тонн готовой продукции в год. Трудиться на этом предприятии будут только 5 человек. Даже не на самом передовом по мировым меркам АвтоВАЗе число рабочих упало в 2 раза менее, чем за 10 лет, при том, что были сохранены те же объемы производства. Таковы общемировые тенденции и никакой Лукашенко с ними ничего поделать не может, а российская щедрость, судя по всему, заканчивается. За судьбу белорусского рабочего класса трудно не переживать, думая при этом и о том, что ждет эстонские производства.

Белорусская ситуация очень интересна для Нарвы и тем, что показывает, насколько сильна зависимость от центральной власти бюрократов всех уровней, руководителей производств, организаций. Когда нарвская оппозиция пытается раскачать давно сложившуюся конструкцию местной власти, она должна отдавать себе отчет в том, что это неимоверно трудная задача – привлечь на свою сторону тех, кто может, так или иначе, лишиться доходов, рабочих мест в муниципальных структурах при неблагоприятном сценарии.

Но обнадеживать местных борцов за перемены может то, что однажды и нарвитяне могут, как белорусы, осознать себя общностью со своими интересами и интересы власти и зависимых от нее будут для них неважны.

Важно, чем все закончится в Беларуси, но какое все-таки счастье, что у нас есть выборы и от мнения каждого зависит все-таки многое.

Роман Викулов

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Отзывы на заметки
Посмотреть все комментарии