Михаил Стальнухин: «Нужны дела, а не политическое кликушество» (1)
Если вам нравятся наши публикации, поддержите нас! Поставьте:
Автор фотографии: DBD, Город

На злободневную тему возможной кончины сланцевой энергетики Эстонии еженедельник «Город» побеседовал с депутатом Рийгикогу от Ида-Вирумаа Михаилом Стальнухиным.

– Михаил, складывается впечатление, что проблемы сланцевой энергетики появились неожиданно, и сегодня вдруг эта тема стала по своему модной — все требуют каких-то решительных мер, политики наперебой заявляют, что будут бороться за справедливость непонятно с чем. Что вы думаете по этому поводу?

В свое время я был членом Совета АО «Ээсти Энергия». Как и во всех представительских органах, в работе которых принимал участие, там я всегда защищал интересы нарвитян. И в Совете «ЭЭ» первым поднял тогда вопросы выравнивая зарплат работников, скорейшей реновации «Нарвских электростанций», что и делалось.

Но в 2011 году, то есть ни вчера, ни позавчера, ни в прошлом году, а 8 лет назад, Эстония подписала с Европейской комиссией соответствующее соглашение, согласно которому старые энергоблоки Нарвских электростанций в любом случае должны были быть выведены из эксплуатации или по истечении их гарантийного срока работы (который исчислялся конкретными цифрами) — или в 2023 году.  Это решение было принято, повторяю, давно — в 2011 году.

А теперь у меня возникает вопрос — где были тогда – 8, 7, или 5 лет назад все те, кто сейчас так радеет о судьбе эстонской сланцевой энергетики?

– Помнится, за эти 8 лет лет не раз в средствах массовой информации появлялись статьи примерно с такими заголовками «Сланцевой энергетике приходит конец». Выходит, на них никто внимания не обращал? 

Конец нашей сланцевой энергетике мог прийти гораздо раньше. Помните, как пытались продать целиком нашу государственную компанию «Ээсти Энергия»» какой-то американской фирме под странным названием ERG Energy? А кто помнит позицию профсоюзов в том вопросе? Вначале профсоюзы были категорически против. А потом их лидеры съездили в США, и по возвращении оттуда оказалось, что их точка зрения резко изменилась.

Тогда народ в Эстонии всколыхнулся, последовали многочисленные запросы и на них отреагировали Центристская партия и Народный союз. Нами было собрано более 200 тысяч подписей и в результате эту сомнительную сделку удалось предотвратить. Как позже выяснилось, ERG Energy оказалась полочной фирмой, у которой не было никакого производства, а смысл приватизации «Ээсти Энергия» был в том, чтобы «мягко» заполучить имущество огромной стоимости в частные руки.

Таким образом, у нас есть две картинки. Одна – о том, как усилиями людей совместно с властями, с политическими партиями удается остановить опасный процесс и сохранить стабильную ситуацию. Вторая — пример того, когда все известно, все подготовлено, все сделано для закрытия электростанций — и никто за это время даже пальцем не шевельнул.

Это я к тому, что сейчас на эту тему уже бессмысленно разговаривать, а тем более что-то обнадеживающее обещать. Ну невозможно теперь оставить в работе два блока электростанции, у которых нет соответствующей модернизации, чтобы соответствовать постоянно ужесточающимся требованиям по выбросам вредных веществ, которые производят дорогостоящую электроэнергию из-за немыслимой наценки по квотам на СО2.

– И что же делать? Вот нарвские депутаты громко требуют защитить сокращаемых энергетиков — это им поможет?

Я не судья, и не выношу решений, тем более что для этого существуют профессионалы. Но, как здравомыслящий человек, я поражаюсь тому, что пишет группа взрослых людей, депутаты из Нарвы — о том, что без работы останется 1500 человек. С другой стороны, есть официальная оценка ситуации, данная руководством «Ээсти Энергия», в которой сказано о 150 работниках. При этом указывается, что из этих полутора сотен 90 человек, то есть 60% – это те, кто имеет право на пенсию по старости. Еще 20 человек находится в пред пенсионном возрасте, и «Ээсти Энергия» обещает выделять определенную финансовую поддержку. Остальным 40 сокращаемым работникам предлагается переобучение с тем, чтобы трудоустроить их в той же системе. Чувствуете разницу — преподносимые полторы тысячи — и их реальное количество в 40?

И этим манипулируют люди, которые, не моргнув глазом, в феврале подтвердили свое решение о закрытии пяти нарвских гимназий. То есть по договору, который сейчас имеется между Нарвой и министерством образования и науки, в городе ликвидируется муниципальное гимназическое образование. По моим расчетам, из-за этого потеряют работу минимум 110-120 человек. Причем их уже на какие-то технические специальности переобучить невозможно.

Но такое политическое двуличие меня совсем не удивляет — это вполне соответствует их уровню мышления. Меня поражает, как реагируют наши средства массовой информации на все это, когда такие болезненные моменты ими совершенно игнорируются.

– Давайте вернемся к проблемам эстонской энергетики. В муниципальной газете Narva Linnaleht описывается бурная деятельность по этому поводу нарвского руководства — встречи с профсоюзами, кандидатами в Европарламент, призывы к членам Рийгикогу, попытки пристроить сокращаемых энергетиков на другие предприятия Нарвы и так далее. Это может реально помочь людям?

На уровне местной власти теперь они ничего сделать не могут. Проблема ведь в том, будут дальше работать блоки наших электростанций, или нет. А в этом вопросе у руководства Нарвы сегодня нет никакой компетентности, никаких прав и возможностей воздействия. По сути дела, когда, например, они обращаются ко мне, как к депутату Рийгикогу, то это похоже на попытку присвоить себе инициативу защитников народа. Но дело в том, что мы и без таких «указов» пристально следим за ситуацией и стараемся сделать что-то полезное для нарвитян. С другой стороны, я как-то не увидел их поддержку, когда в прошлом созыве Рийгикогу бился за то, чтобы реально затормозить и не дать принять закон, из-за которого бы повысилась стоимость тепла для жителей Нарвы, причем очень сильно – и это повышение удалось предотвратить.

И в данной ситуации я понимаю, что судьба Нарвских электростанций — это в первую очередь снова вопрос теплоснабжения нашего города. Увы, в пресловутом обращении депутатов Нарвы к членам Рийгикогу я не нашел ни слова об этой реальной большой проблеме для населения, выбравшего данных депутатов. Так что данное обращение, на мой взгляд — всего лишь политическое кликушество, при всем моем уважении к коллегам. Кто-то плохо разбирающийся в ситуации написал текст, остальным по той же причине показалось это гениальным, они подписали, не задумываясь, и громко огласили.

– Если нынешняя ситуация со сланцевой энергетикой была реально прогнозируемой, то власти всех уровней, в том числе и местная нарвская, должны были еще несколько лет назад озаботиться обеспечением рабочими местами работников сокращаемого местного промышленного сектора. Выходит, этого не делали, если сегодня раздаются крики о помощи?

Это как раз то, чем давно занимались мы, депутаты Рийгикогу — Корб, Дмитриев, Стальнухин, на протяжении последних двух с половиной лет. Это в том числе, и новая программа развития Ида-Вирумаа на несколько лет вперед, которую нам удалось в реальном виде принять, это постоянное педалирование проблемы занятости в нашем регионе. Для нас это наша работа. А впадать время от времени в какие-то политические истерики — я знаю, что это не принесет никакой пользы людям, это попытки на время кому-то поднять политический авторитет, сильно упавший.

Что касается меня — 7 мая я сделал письменный запрос (к которому присоединился депутат из группы поддержки Ида-Вирумаа Дмитрий Дмитриев), адресованный министру финансов Эстонии. В этом запросе мы просим дать ответ по решениям относительно сланцевой энергетики, и по вопросу стоимости тепла для нарвитян.

– Почему именно ему?

Потому что «Ээсти Энергия», как государственное предприятие, находится под его контролем — министерство финансов является его главным акционером.

– А что вот сейчас, конкретно, может изменить Рийгикогу в нынешнем положении нашей энергетики? 

При сложившейся ситуации — ничего. Система отношений Эстонии и Евросоюза устроена по простому принципу, который, кстати, похож на то, что было при Советском Союзе. Тогда Эстония получала из союзного бюджета почти в два раза больше, чем отдавала ему. Это были дотации по определенным причинам – скорее всего, нужно было показывать Европе цивилизованную «витрину» СССР, в качестве которой выступали союзные республики Прибалтики. Плюс, конечно, несомненный расчет — обещание лояльности в обмен на деньги. Такая же схема работает и сейчас – в обмен на европейские дотации надо выполнять сегодня ряд обещаний, нами подписанных. А в этот  комплекс входит и сланцевая энергетика. Так что думать надо было раньше.

– То есть не вступать в Европейский Союз? 

Почему бы и нет? О том, что придется чем-то поступаться, говорилось давно. Вспомните, когда у нас проводился референдум о вступлении в Евросоюз, его сторонников было ненамного больше, чем евроскептиков.

Но теперь дело даже не в этом. Есть ситуации, которые назад уже вернуть нельзя, и нам надо уметь жить в нынешних условиях.

– Не так давно с разных трибун громко декларировалось, что сланцевая энергетика Эстонии — это гарант нашей энергонезависимости. К сегодняшнему дню об этом уже никто не вспоминает, судя по всему, электроэнергию мы будем покупать у соседей?

Было время, когда квота на выброс СО2 для Эстонии определялась таким образом, что наша страна могла даже торговать ею. Мы ее продавали за хорошие деньги, и кстати, это один из немногих случаев, когда данные средства использовались с умом. Они в том числе в значительной мере направлялись на реновацию энергоблоков Нарвских электростанций. Благодаря этому были выполнены некоторые требования по ужесточению вредных выбросов, что теперь позволяет станциям некоторое время работать даже сверхнормативного 2023 года.

– Не кажется ли вам, что сейчас квоты на СО2 превратились из действенного механизма защиты окружающей среды в средство получения прибыли в результате торговли ими на биржах?

 Разумеется, кто-то понял, что это еще одна возможность делать деньги, и ею воспользовался. Но факт есть факт — Эстония добровольно пошла на отсоединение от российского энергетического кольца, воспринимая данный шаг, как залог своей энергетической независимости. Когда-то общее кольцо давало гарантию того, что если производство электроэнергии в Эстонии вдруг на время прекращается, для нужд страны она пойдет из общего энергокольца. Сейчас эта возможность открыта со стороны Евросоюза, Эстония соединена двумя мощными кабелями по дну залива с Финляндией и таким образом мы зависим теперь от рыночной стоимости электроэнергии, определяемой по совокупности причин ценой, которую предлагают страны ЕС.

И это произошло не вчера, и не в прошлом году, а гораздо раньше.

– Я тоже помню победные речи о том, как благодаря подводным кабелям Эстония будет продавать свою дешевую электроэнергию Северным странам…  Получается, что сейчас картина прямо противоположная?

Так получается. В жизни всегда бывает так, что рано или поздно тот, кто считал себя самым умным, не понимал, что все время рядом есть кто-то умнее и хитрее, и свою выгоду видит гораздо лучше. Я-то придерживаюсь той точки зрения, что лучше работать со старыми партнерами и стараться сохранять уже налаженные хорошие отношения, вместо того, чтобы все рушить в обмен на эфемерные планы. Но, к сожалению, сделано то, что сделано.

– Могут ли евродепутаты от Эстонии каким-то образом улучшить ситуацию с нашей сланцевой энергетикой?

Они тоже в данном случае ничего не могут. Я напомню, что есть Европарламент, о котором очень много говорят и сильно его рекламируют, и есть Еврокомиссия, о которой многие даже и не слышали. Обязанность евродепутатов — создавать впечатление о единстве Европы и демократичности принимаемых решений. На самом деле реально работает Еврокомиссия, которая по сути является правительством объединенной Европы. Она занимается финансами, принятием тех или иных экономических схем, в то время как евродепутаты клепают какие-то рапорты о состоянии дел в разных областях жизни.

Поэтому на их обещания я бы сильно не полагался.

Вопросы задавал

Александр МЯСОЕДОВ

  • : Город
  • : http://www.gorod.ee/
  • : DBD, Город

Post Author: admin

Комментарии пишут читатели. Комментарии не редактируются. Содержание комментариев может не совпадать с мнением редакции. Издание "ГОРОД" не отвечает за содержание комментариев читателей и просит читателей, пишущих комментарии, соблюдать нормы морали, не разжигать национальную и расовую рознь и обходиться без грубости. В случае игнорирования просьбы издание "ГОРОД" оставляет за собой право лишить пользователя возможности оставлять комментарии. Комментарии, которые нарушают правила, будут удалены.
новее старее большинство голосов
Вячеслав Шилкин

Это какой то трэш. Михаил вообще пытался понять, услышать то, о чём мы, энергетики, говорим? Уже который раз, с обидой и не пониманием наблюдаю статьи с его высказываниями на основе каких то поверхностных данных о происходящем.
Вопрос не только о первых двух блоках ЭЭС, а в принципе, о ВСЕХ оставшихся мощностях. Потому, что даже реновированные блоки, и новая станция Auvere сейчас на краю рентабельности, или работают в “убыток” по причинам именно силовых решений (порядка 3/4 стоимости сланцевой энергии, это всевозможные поборы в счёт НАШЕГО государства) и не продуманных правил рынка (или злонамеренно так созданных).