Анатолий Щура: «Культурной столицей уже надо по существу быть» (0)
Если вам нравятся наши публикации, поддержите нас! Поставьте:

Рубить сплеча — удел людей, не склонных к размышлениям и анализу. Участие Нарвы в конкурсе на титул «Культурной столицы Европы 2024» вновь стало темой горячей полемики, мимо которой «Город» пройти не мог. Наш собеседник сегодня — известный нарвитянин, руководитель Нарвского симфонического оркестра Анатолий Щура.

– Анатолий, как вы относитесь к самой идее участия Нарвы в конкурсе на титул «Культурная столица Европы 2024»?

Сама по себе идея Культурной столицы Европы очень хороша, она дает возможность городам, входящим в Европейский союз, заявить о себе и привлечь к себе внимание. Мы знаем, что несколько лет назад Таллинн получил этот титул, а Тарту оставил себе тогда большую надежду на победу в следующий раз.

Теперь и Нарве предложили принять в этом участие. Любое подобное предложение заманчиво и интересно. Тем более, когда тебе обещают, что город, вложив определенную сумму денег, получит еще плюс столько же на развитие – в нашем случае 10 миллионов самофинансирования и 10 миллионов от Эстонии, а также дополнительно – средства от Евросоюза.

Но ведь при этом, как мне кажется, людям нужно досконально объяснить, что же это за титул и что для этого необходимо сделать. В нашем случае к нам пришла определенная структура с обещанием подготовить все необходимые документы. Теперь мы уже знаем, как проходила подготовка, много об этом было написано и сказано в СМИ.  Думаю, многие помнят о конфликтной ситуации, назревающей с декабря прошлого года. В результате в январе нынешнего года работа над подготовкой заявки была прекращена. Иван Сергеев, главный архитектор Нарвы, после этого написал в фейсбуке большой пост, объясняющий невозможность продолжать эту работу, так как время упущено и нет никакого смысла это делать.

– Да, после неприятных публичных слов о «вымогательстве» со стороны депутатского руководства Нарвы партнеры отказались далее с нами сотрудничать. Многие до сих пор гадают, почему вообще это произошло?

Мне кажется, что нужно было тем сотрудникам горуправы и депутатам, входящим в комиссию, внимательно изучить находящиеся в свободном доступе документы, в которых проведен подробный анализ условий и требований к городам-участникам конкурса на титул «Культурной столицы Европы».

– Вы с этими документами познакомились?

Да, познакомился, но немного поздно, в этом году, когда решил разобраться, что же у нас все-таки происходит.  Это тщательно проработанная структура – «Культурная столица», все детально расписано, разложено по полочкам, сделаны выводы на основе большого предыдущего опыта и даны практические рекомендации.

– Можете привести конкретный пример?

Пожалуйста. Председатель жюри по выбору культурной столицы 2024 доктор Беатрис Гарсия – известный социолог из Барселоны, живущая в Великобритании, специализируется на культурной регенерации. В 2013 году она провела исследование для Европарламента: «Европейские культурные столицы: стратегии успеха и долговременные эффекты», в котором провела скрупулезный анализ на примерах городов, которые уже получали титул «Культурной столицы Европы». В заключительной части своего исследования доктор Гарсия говорит, что « …утверждения о долгосрочном позитивном экономическом влиянии на города, получившие титул Культурной столицы Европы, часто преувеличены или не подкреплены конкретными доказательствами, особенно в плане создания рабочих мест». Но с другой стороны, она пишет, что « …города с ранее низким и иногда даже негативным профилем могут испытать возрождение имиджа, привлекая значительное внимание со стороны медиа и улучшая местное, национальное и международное восприятие».

– Ну, даже это уже явно принесет нам определенную пользу, разве нет?

Да, конечно же, если мы, в конечном итоге, сможем получить этот титул. Но, к сожалению, хотя Нарву и допустили к участию во втором, финальном этапе конкурса, ее заявка для первого этапа была на самом деле подвергнута критике. Например, замечание экспертной группы – процитирую: «Стратегия в ее настоящей форме слишком формальная, в ней не хватает ясного сюжета, который мог бы стимулировать вовлеченность как русско- , так и эстоноговорящего населения Нарвы. Относящиеся к этим идеям цели должны быть ясно сформулированы, задействуя на равных правах разные социальные группы города. Простой доступ на эти дебаты должен быть предоставлен всем языковым группам». 

Эксперты рекомендуют включать в план Культурной столицы проекты из-за пределов Нарвы и Эстонии, но также поддерживать местные культурные организации для развития их экспорта, и они повторяют – очень важно вовлечение всего местного нарвского культурного пространства, представление собственной богатой самобытности.

Ведь анализ предыдущих Культурных столиц показывал, что очень часто, получая титул, там просто приглашали «звезд» извне и проводили большие концерты. Но это не раскрывает для жителей Евросоюза местную особенность, самобытность.

– Об этом вы говорили, когда ранее сказали, что нам в Нарву культуру стали «завозить»?

Да, именно. И при выборе очередных Культурных столиц стали приветствовать инициативы, когда города демонстрировали свое собственное культурное наследие – все лучшее, что у них имеется. Плюс совместные проекты — чтобы показать связь с Европой, и чтобы при этом европейская современная культура была представлена, но не довлела над местной. Мы должны понимать, что житель далекой от нас Испании не поедет в Нарву, чтобы здесь послушать испанскую поп-звезду или что-то другое, ему легко доступное.

– То есть сильный крен в сторону современных модных исполнителей, без сопоставимого представления местной культуры, может помешать нам выиграть вожделенный титул?

Мне кажется, это может быть препятствием. Ведь, чтобы у людей появилось желание приехать в Нарву и посетить какое-то культурное событие, они должны заинтересоваться чем-то для них новым, неизвестным и невидимым ранее.

Не зря для кандидатов на титул Культурных столиц разработаны требования демонстрации культурной и художественной составляющеих городов и их преломление в европейском пространстве. Имеется шесть критериев, согласно которым проходит оценка кандидатов:

1 Вклад в долговременную стратегию развития города

2 Культурная и художественная составляющая

3 Европейское измерение

4 Просветительская деятельность

5 Управление проектами

6 Способность к реализации проектов.

В этой заявке, как мне кажется, должно быть сфокусировано, как «дуб в желуде», наше уникальное культурное и историческое достояние, но пока я не слышал и не читал, чтобы работающая над заявкой группа упоминала об этом. Думаю, для того, чтобы претендовать на титул Культурной столицы, надо уже по существу быть таким городом или хотя бы точно представлять, что нужно для этого делать. В городе должна быть разработана современная реальная стратегия развития.

Ведь Культурная столица- это не только концерты или спортивные и развлекательные мероприятия, а, в первую очередь, мы – жители этого города, главное его достояние, а также качественные дороги, чистые улицы, гостиницы, кафе и рестораны.

– Мне рассказывали, что таллинские власти, готовясь к участию в конкурсе на титул «Культурной столицы Европы» призвали всех жителей приходить с идеями. Рассматривали все идеи — от уличных праздников для квартирных товариществ до самых разных необычных молодежных мероприятий, вместе со специалистами обсуждали, как их лучше реализовать и какую денежную помощь выделить. У нас в Нарве я такого внимания к народной инициативе что-то не заметил. А Вы?

Кстати, один из пунктов условий экспертной комиссии по Культурной столице говорит о том, что обязательно должна быть инициатива снизу, и большая часть мероприятий должна быть инициирована местными гражданскими активистами. У нас в Нарве таких инициатив, думаю, может быть достаточно много. И еще одно из пожеланий экспертной группы – эффект Культурной столицы должен быть не кратковременно туристический, а более глубокий, долгосрочный, и главное — социальный.

– Имеется ввиду социальный — от слов социум, общество?

Да, естественно. Например, если Нарва получит титул Культурной столицы, и в результате этого ее население будет чувствовать себя менее ущемленным в каких-то правах, более открытым всем культурным воздействиям извне, если наши люди станут больше любить свою уникальную местную индивидуальность, то этот проект будет действительно успешным.

Мне кажется, нашу Нарву хотят видеть разнокультурной, с инициативой снизу вверх – это основной стержень участия в конкурсе. И общественный его аспект должен главенствовать. И местные участники культурной программы должны иметь возможность представить свое творчество в рамках этой программы. Как все будет на самом деле, я на основе имеющейся информации пока не представляю. Возможно еще очень рано об этом говорить.

– Приглашенный сейчас в качестве художественного руководителя новой команды, которая готовит финальную заявку Нарвы, режиссер Ильмар Рааг сообщил, что он будет искать инновации, цитирую: « …потому что Нарва сейчас как раз занимается тем, чтобы изобрести себя заново, найти новую Нарву, которая сможет идти еще дальше… »

Мне тоже пока не совсем понятно, кого Ильмар имеет в виду, и кто у нас в городе занимается изобретением этой новой «Нокия».

– Вы уже упоминали, что по первой заявке Нарвы европейские эксперты высказали целый ряд замечаний?

Да, и в частности – лучше вновь процитирую экспертную оценку нарвской заявки первого этапа: «Общая идея заявки дать голос и известность городу, расположенному на границе с Россией и на окраине Евросоюза, очень интересна и могла бы быть во многом тем элементом, которым Нарва запомнилась бы как Европейская столица культуры, которая бы заставила многих задуматься. Но у жюри остался вопрос – кто из жителей Нарвы и региона является «хозяином» идеи и кто к ней причастен. Этот вопрос стал еще более очевидным благодаря факту, что многие из делегатов, представляющих кандидатуру Нарвы, были из Таллинна. Жюри хочет увидеть более ясное задействование и профиль местных художественных и культурных учреждений и недоходных организаций».

Мне кажется, желательно использовать имеющиеся в нашем городе и регионе «культурные магниты» – это личности, которые здесь жили и любили этот край. Наши краеведы, думаю, смогут предложить большой список таких кандидатур. Евгений Мравинский – один из многих. Маэстро Мравинский последние тридцать лет своей жизни каждый год приезжал отдыхать в Усть-Нарву, а впервые он побывал в Усть-Нарве и Нарве в трехлетнем возрасте. Он видел, знал и очень любил старую Нарву, об этом можно прочитать в его дневниках. Сегодня остался домик, в котором он проводил свой отдых. Ведь имя Мравинского известно во всем мире и, наверное, появление музея величайшего дирижера ХХ века могло бы так же привлечь в наш регион вовлеченных в большую культуру гостей из разных стран.

– Но сейчас в быстром темпе надо успеть к августу слепить из того, что есть, финальную заявку…

То, что сейчас происходит, мне немного напоминает советское время, когда пытались выполнять пятилетние планы за четыре или три года. Но — посмотрим, может еще что-то из этого и получится.

– Вы оптимист — а ведь пока у Нарвы даже нет нормального рояля?

Увы, это так, к сожалению, к нам не едут многие известные пианисты, потому что играть им здесь просто не на чем. Имеющийся в городе рояль уже не соответствует требованиям и на сегодняшний день Нарва – единственный город в Эстонии, в котором нет профессионального современного акустического зала.

Вопросы задавал Александр МЯСОЕДОВ

Post Author: admin