Александр Старцев: «Что важней, человек или цифра?» (0)
Если вам нравятся наши публикации, поддержите нас! Поставьте:
Автор фотографии: предоставлено Александром Старцевым

По инициативе нового мэра Нарвы Алексея Евграфова, в четверг, 25 апреля, Нарвское городское собрание должно было рассмотреть реструктуризацию городской управы с уменьшением числа ее штатных единиц на 62 человека.

Структура подразделений городской управы по предложенному проекту должна изменится так, чтобы количество мест чиновников стало меньше на 5,5 ставок, а специалистов – на 21 ставку. Кроме того, предложено сократить 36 мест вахтеров, сторожей, уборщиков в муниципальных зданиях, чтобы заменить их услугами фирм, с которыми Нарва заключит договоры по результатам конкурсов на обслуживание. По словам Алексея Евграфова, это позволить вдвое сократить соответствующие расходы.

Еженедельник «Город» накануне заседания горсобрания Нарвы обсудил эту тему с руководителем Ида-Вируского отдела Центрального союза профсоюзов Эстонии (ЕАКL) Александром Старцевым.

– Александр, вы наверняка в курсе новых веяний в нарвских коридорах власти — ваша оценка с точки зрения профсоюзов?

– То, что сейчас намерены делать в городской управе Нарвы, является покупкой услуг у специализированных фирм, в данном случае по уборке и охране ведомственных объектов.

Нас, профсоюзных работников, всегда беспокоит, когда заводят речь об оптимизации в таких структурах. Настораживает, в частности, уже озвученное количество работников, которые «вдруг» оказались «ненужными».

– Предлагается, по словам мэра Нарвы Алексея Евграфова, одним махом сократить 62 ставки работников подведомственных учреждений. Но при этом мэр утверждает, что это в основном «…пенсионеры и люди, приближающиеся к пенсионному возрасту…». Что же тут настораживает, по Вашему мнению?

– Мэр Нарвы достаточно неосторожно упоминает в данном контексте про пенсионеров — по законодательству Эстонии, пенсионеры — такие же люди и имеют те же права, что и остальные работники.

– Легко понять подоплеку такого подхода, обычную для многих работодателей, кто ищет, на чем сэкономить не в ущерб себе — мол, у пенсионеров уже и так есть какой-то источник средств для существования, то есть пенсия. Как профсоюзы оценивают такую «справедливость»?

– У нас все равны перед законом, и выделение пенсионеров в отдельную категорию можно назвать дискриминацией по возрасту. Понятно, что люди, вышедшие на пенсию, имеют доход — но это не основание для того, чтобы это становилось оправданием лишения работы.

– Тем более что при таких пенсиях, как у подавляющего числа жителей Эстонии, легко скатиться за черту бедности. Но сокращения в городской управе Нарвы коснутся и людей, которые еще не дотянули и до этих мизерных пенсий. Что можете сказать о них?

– У этих ситуация еще хуже — они действительно останутся без дохода, а на другую работу их скорее всего уже никто не возьмет, опять же из-за возраста или квалификации. Какое-то время будут получать страховое возмещение в Кассе по безработице, а дальше — неизвестность и, возможно, нищета.

Именно поэтому я хочу обратить внимание на такой аспект, который касается, к большому сожалению, не только нашего города, но и ситуации в стране целом. Что получается – у нас всегда и везде громко говорят — самое важное — это сам человек! Любой градоначальник, премьер-министр, президент, любой государственный или городской политик, все заявляют — самая главная ценность — это люди!

Что мы видим в реальности? Получается, говорят одно — а делают другое. На самом деле мы живем в мире, где самое важное — цифры и деньги. Все смотрят, где и как сэкономить. Причем теперь профсоюзы очень часто не имеют права затребовать отчета по реальным цифрам, чтобы вмешаться.

Во многих случаях работодатели поступают так, как им выгодно — видят экономию, убирают человека. И совершенно не вспоминают красивые слова о главной ценности нашего общества, людях, потому что на самом деле главная ценность — это выгода, пусть даже кратковременная. И это происходит везде.

Что касается ситуации в горуправе, то только депутаты имеют полномочия принимать решения, они смотрят цифры, считают, куда и сколько денег выделить, откуда забрать. То есть кого люди выбрали, те избранники и будут решать их судьбы.

Профсоюз не может вмешаться, потому что работники самоуправления Нарвы в подавляющем большинстве не состоят в профсоюзных организациях. И сейчас это их беда — ведь их работодатель, перед тем как провести сокращения, не обязан проводить консультации с профсоюзной организацией. Защищая интересы членов профсоюза, мы могли бы искать компромиссы, вести переговоры с работодателем.

– Помнится, коллективный договор энергетиков всегда вызывал уважение — профсоюзы добивались больших льгот лет 10-15 назад – и 3 дня отпуска на Рождество, и премия за безупречную работу и после отпускное пособия в размере 1/3 от оклада, оплата посещений бассейна, спортзала, на 1 сентября дети в школу получали пособие, и так далее…

– Многое из этого осталось и до сих пор, но и там сегодня в погоне за экономией тоже убирают людей, и это тоже проблема. Но там профсоюзы работают, и пока люди понимают, что мы их защищаем, это будет продолжаться. В таких ситуациях люди сами для себя должны сделать выбор — бороться вместе или поодиночке, каждый наедине со своей бедой.

– Вернемся к ситуации в Нарвской городской управе — что говорит ваш профсоюзный опыт по случаям перехода к покупке услуг для учреждений?

– В моей практике, когда я еще работал на предприятии, сталкивался с тем, что фирма также отказалась от сторожей, работавших за минималку, и перешла на покупку этой услуги у фирмы. Получилась так, что первоначальные расчеты при этом варианте показали некоторую экономию. Но через какое-то время, когда предприятие возглавил другой руководитель, он доказывал, что на самом деле сторожа обходятся дешевле, чем услуги фирмы и вернулись к старой системе. И никто не мог понять, что это была за игра цифрами. Возможно, что фирмы сначала заманивают низкими ценами, а потом начинают их поднимать под разными «объективными» предлогами, ставя в жесткие условия. И тогда выходит, что выгоднее нанимать своих работников.

– В нашу редакцию обращались люди, которые сталкивались с системой так называемой аренды труда, когда фирмы нанимали людей, например, для уборки, потом передавали их другой фирме, а та, в свою очередь, использовала их в качестве работников на тяжелых работах, например, по уборке предприятий. В этой цепочке людям платили меньше, доказать нарушения со стороны работодателей было гораздо сложнее, если вообще невозможно. Профсоюз сталкивался с такими проблемами?     

– Эти схемы вполне возможны и такие цепочки могут быть гораздо длиннее. Но все зависит от того, с какой фирмой город Нарва заключит договор, поэтому пока что-то конкретное говорить сложно. Есть фирмы-операторы, не имеющие своих работников, но чтобы выиграть конкурс просто заключают договор с другой фирмой и вообщем-то выступают посредником. Но не думаю, что в Нарве пройдет такой вариант, скорее всего, будет заключен договор со специализированной фирмой по уборке, у нас их несколько, и там уже работают профессионалы. Тут от заказчика, то есть города, уже не зависит, достаточно ли защищены работники, которые будут убирать его объекты, каковы условия оплаты их труда, и так далее. Город здесь, образно говоря, «умывает руки», наши власти уже не будут интересовать проблемы этих работников, если они возникнут, а люди будут вынуждены сами себя защищать, если там нет профсоюза.

У работников городских структур правовая защита все-таки обеспечивается лучше, а если они в профсоюзе мы имеем возможность вести переговоры с работодателем.

– И как часто такие переговоры бывают сложными?

– Бывают, и порой мы с коллегами просто не понимаем бессмысленного упорства некоторых работодателей в городских учреждениях, из-за которого мы постоянно должны судиться. При очевидных нарушениях трудового законодательства, тем не мене тратятся время и деньги, чтобы оплачивать юридические услуги, выплачивать потом людям компенсации, а это ведь реальные деньги, которые расходуются без толку, на ерунду. Нам приходиться доказывать одним и тем же работодателям, что они не правы, что нельзя так обращаться с работниками, просто так их увольнять, и так далее. И мы, честно говоря, просто устали, например, от некоторых подобных нарвских случаев. Если это не закончится, то в конце концов приведет к совсем нехорошим последствиям, потому что профсоюз будет вынужден прибегнуть к решительным мерам.

– Ну, если в данном случае работодатель платит за юридические услуги и прочие расходы не из своего личного кармана, то зачем ему волноваться за расходы?

– В том-то и дело, что это так, расходы идут из бюджета. В то время, как решают найти экономию, лишая людей работы, теряются немалые деньги из-за нелепых поступков некоторых руководителей. При этом постоянные судебные дела показывают, что они не правы, что бы они сами не утверждали, расходуя городские средства тысячами евро. Лучше бы здесь проследили за нерациональными расходами, вместо того, чтобы экономить на людях, получающих маленькие зарплаты.

– Какова вероятность, что люди сами, без помощи профсоюза, смогут добиться защиты своих прав при нарушении трудового законодательства?

– В Эстонии действует закон о трудовом договоре — это очень объемный документ, в него влили когда-то все законы, которые так или иначе касались трудовых отношений. Это сложный закон, который в основном определяет действия через судебные производства. А поскольку там мало конкретной регулировки, для действенной защиты нужны коллективные договора, чтобы трудовыми спорами занимались юристы профсоюзов, у которых огромная база данных, опыт прецедентов и так далее.

При этом хотел бы сказать, что в нашем Центральном союзе профсоюзов Эстонии обсуждаются определенные изменения подхода к борьбе за права работников. В этом году состоятся выборы председателя ЦСПЭ, и мы составляем новую программу дальнейших действий и довольно серьезно стоит вопрос — а надо ли нам так сильно заниматься общими темами трудового законодательства?

– Звучит как-то даже революционно — это вы о чем?

– Поясняю. В основном проблемы у работников возникают там, где нет профсоюзных организаций. Там, где они есть, мы, профсоюзники, их решаем, часто и в судах, если надо, подключаем отраслевые организации, юристов, работодателям с нами приходиться считаться. То есть там, где профсоюз — более или менее порядок.  А там, где нет профсоюза, люди пользуются только статьями закона. Но чтобы этот закон не ухудшался (к чему есть постоянная тенденция), профсоюзы все время участвуют в процессе его изменений и дополнений. Например, на этой неделе мы обсуждаем ситуацию с льготными пенсиями (это и энергетики, и шахтеры, химики), которые в Эстонии хотят отменить. Но мы уже много лет предотвращаем эту беду.

Но мало кто это сегодня оценивает. Люди не хотят вступать и создавать профсоюзные организации. Хотя пользуются тем, что добиваются профсоюзы.

В настоящее время очень часто возникает такая ситуация — в фирме (учреждении, предприятии – не важно) несколько сотен работников. Из них десятка три — члены профсоюза, которые обсуждают условия труда, добиваются большей зарплаты, льгот и заключают коллективный договор — для всего коллектива, заметьте!  И все этим пользуются, да еще и смеются — мол, дурачки, платите членские взносы. И не понимают, что если профсоюз уйдет — все льготы закончатся. Наши ресурсы, которые тратятся на защиту работников — это взносы.

И с плакатами в защиту работников должны стоять не десять человек, а сотни и тысячи — тогда действительно остановим постоянное ущемление наших прав.

А пока сейчас политики уже не обращают внимание на народное мнение и голосуют так, как им самим выгодно. И мы видим, что для работников все время пытаются изменить законы только в худшую сторону.

– Но вот недавно и в Эстонии приняли закон, в соответствии с законодательством Евросоюза, по которому работодатель несет ответственность не только за безопасность труда в физическом смысле, но и за предоставление комфортных психологических условий на работе. Вам это не смешно?

– Нет, не смешно. В нашей практике мы все время доказываем, что с работниками нельзя обращаться плохо, работодатель должен находить общий язык с подчиненными. А не так, когда сам работодатель или руководитель создает в коллективе негативные условия, настраивая одну часть коллектива против другой, выделяя любимчиков, действуя по принципу «я начальник — ты дурак», и так далее. Это создает ужасный психологический дискомфорт. Бывает, правда, и наоборот, когда работники сами ведут «войну» против начальника.

В том-то и смысл закона, чтобы создавать нормальный психологический климат, еcли не по доброй воле, то под угрозой наказания. И мы этим тоже занимаемся, хотя законы требуют совершенствования — все очень расплывчато. Скажем, норма закона, которая говорит о запрете психологического насилия, унижения на работе практически не действует, потому что это очень сложно доказать фактами, потому что существует страх потерять работу. А эти люди даже попадают в больницы с нервными срывами. И только потеряв работу, признаются, как с ними плохо обращался работодатель.

Намечает ли профсоюзы в Нарве какие-то активные действия в ближайшее время?   

Профсоюзы приглашают всех к КЦ Женева 1 мая с 12.00 до 15.00 отпраздновать вместе «День весны и труда».

Вопросы задавал Александр МЯСОЕДОВ

  • : Город
  • : http://www.gorod.ee/
  • : предоставлено Александром Старцевым

Post Author: admin