ТАРМО ТАММИСТЕ: НА ПЕРРОНЕ С ЧИСТОЙ СОВЕСТЬЮ (0)
Если вам нравятся наши публикации, поддержите нас! Поставьте:
Автор фотографии: предоставлено Тармо Таммисте

Контент-маркетинг

Впервые Тармо Таммисте приехал в Нарву на поезде 27 апреля 2000 года, и с тех пор ежегодно отмечает годовщину своего союза с приграничным городом. Может, поэтому в его речи метафора поезда занимает столь важное место: по пути, не по пути, поезд ушел, поезд пришел… Сегодня у мэра Нарвы – пересадка.

– Тармо, давайте начнем с начала: как Вы вообще попали в Нарву? Вы, уроженец Тарту?

Ну как, я попал в Нарву весной 2000 года по приглашению тогдашнего мэра города Эльдара Эфендиева. После очередной смены власти шла замена руководителей ряда предприятий, и Эльдар предложил взять мне руководство акционерным обществом Heakorrastus. Я согласился. Я приехал 27 апреля, так что очень скоро нашему с Нарвой союзу – 19 лет!

– Как долго Вы там работали?

Два года. Точнее, до конца 2002-го. В том году были местные выборы, и тогдашнее руководство горсобрания в лице Elsa Suikanen и уважаемой Nadezda Синяковой предложили мне баллотироваться в мэры. Я рассудил, что такие предложения каждый день не делаются и согласился. С тех пор проработал мэром 14 лет и два года – представителем законодательной власти.

Впечатляющий стаж. А можете назвать вещи, которыми Вы гордитесь в своей работе на посту мэра города? Что удалось сделать?

Не думаю, что мэр может поставить что бы то ни было в заслугу себе одному – в одиночку дела не делаются. Но когда вспоминаю, какой была Нарва в 2000 году и мысленно сравниваю эту картину с сегодняшним днем, то я скорее доволен. Мы, нарвитяне, не всегда это замечаем, потому что живем здесь – а вот те, кто приезжают в наш город нечасто, всегда отмечают, как Нарва похорошела.

Но я всё же удержусь от искушения сказать, что это моя заслуга. Нет: у нас сложилась отличная команда, с которой легко работать. В первую очередь я имею в виду строительство таких объектов, которые горожане оценили и которые, что называется, можно увидеть и потрогать: променад, детские и спортивные площадки, спортивный холл, ледовый холл… Таких объектов немало.

– Вы упомянули хорошую команду, с которой легко работать. Так ли это сегодня?

Я говорил, прежде всего, о тех молодых специалистах, которые тогда, в начале 2000-х, возвращались в Нарву после окончания университета. С горящими глазами, полные энтузиазма. Тогда сформировалась команда людей, которые преобразили наш город. Многие из них работают до сих пор, и работают хорошо: только один пример – Нарва входит в тройку самоуправлений, получивших больше всего средств из еврофондов. А получить там деньги, вы знаете, совсем непросто.

Просто есть люди, именно среди городских чиновников, к которым я могу прийти, обсудить какие-то вещи, посоветоваться, найти решение. Доверительные, конструктивные отношения. То есть в качестве мэра я не какой-то царь горы, а член команды. Ну и потом глупо пытаться все делать самому – не может один человек все охватить. Я убежден, что лучший результат получается там, где каждый чувствует свою сопричастность. Основа хорошего сотрудничества – это доверие.

– Доверяет ли мэр Нарвы Тармо Таммисте городскому собранию Нарвы?

Ну, вообще-то в имеющейся системе координат — это городское собрание может доверять или не доверять мэру, которого они избрали. И в любой момент депутаты могут объявить мне вотум недоверия, вот хоть за то, что галстук у меня неправильного цвета.

Но если возвращаться к вопросу… В последнее время у меня усиливается ощущение, что мы едем разными поездами. Особенно, если вернуться к концу прошлого – началу нынешнего года.

Стало очевидно, что у нас кардинально разнятся представления о том, как надо двигаться дальше, в каком направлении будет развиваться город. И я все чаще вспоминаю историю, которую любит рассказывать Михаил Стальнухин – как где-то году в 1998-м было совещание у тогдашнего министра внутренних дел, где показывали карту Эстонии, и на месте Нарвы была небольшая точка с пометкой: население 30 тысяч, основная занятость – обслуживание границы. Так вот, в последнее время во мне крепнет уверенность, что если мы будем двигаться в том направлении, которое угодно большинству нынешнего горсобрания, то это и будет наше будущее, мы неминуемо потеряем статус третьего по величине города Эстонии. И тогда в принципе не придется задаваться вопросами типа «почему уезжает молодежь» или «что им здесь не нравится». Потому что ответы будут очевидны.

– Вы сказали, что серьезные трения с горсобранием начались в конце прошлого года. Что это было?

Ни для кого не секрет, что Нарва успешно прошла первый тур конкурса за право стать в 2024 году Культурной столицей Европы. Надо идти дальше, а оформление заявки следующего этапа — это порядка 210-220 тысяч евро. Горсобрание, по сути, сразу похоронило проект, выделив лишь треть необходимой суммы. Это как… ну вот как если бы я меня был цемент, рамы и кровельный материал. А кирпичей – не было бы. И – начинай строить!

Самое же неприятное, что со стороны депутатов правящей фракции не было ни малейшего желания вникнуть в проблему. Какие-то теории заговоров, какие-то надуманные обвинения, но только не конструктив. Между тем наш конкурент (во второй тур от Эстонии прошли два города, но на титул столицы будет претендовать один), Тарту, уже выделил на второй тур полмиллиона. Более того, там взяты на работу в мэрию люди, которые занимаются только проектом Культурной столицы. Город Раквере из своего бюджета выделил деньги, чтобы взять на работу координатора проекта в Ляэне-Вирумаа, потому что, стань Нарва Культурной столицей, это был бы очень значимый проект для всего региона. А у нас? Эти ребята, видимо, полагают, что такой огромный проект можно поднять на добровольных началах в свободное от работы время! Халтура. Уж лучше никак не делать, чем левой ногой.

Да, время от времени кто-то из них говорит, типа, мы, может, подумаем и добавим… Но что они добавят и когда? Срок подачи заявки – 1 августа. Так что сейчас, чтобы не впадать во власть эмоций, скажу только: у меня такое чувство, будто поезд уходит, и красный огонек последнего вагона становится меньше с каждым упущенным днем.

– Красочный образ. Но все же – что конкретно увозит этот поезд? Без чего Нарва останется, не став Культурной столицей?

Разумеется, этот титул – не награда, в день получения которой жизнь разом изменится к лучшему. Но это отличная возможность все изменить. И если мы оглянемся на 2018-й, то увидим, что для Нарвы это был отличный год. Мы здесь четверть века говорили о том, что о Нарве плохо пишут, что у города плохой имидж, и задавались вопросом, почему это так и что делать? Но если мы посмотрим прессу, публикации интернет-порталов за прошлый год, то в 95 случаях из 100 наш город упоминался в позитивном ключе. Спасибо тартускому Новому театру, спасибо Tallinn music week, спасибо Юлии Савицкой! Столько новых мероприятий! Столько туристов, как в прошлом году – в первую очередь эстонских, я говорю сейчас в внутреннем туризме – никогда не бывало в Нарве.

Я очень много общался на эту тему с предпринимателями, и поначалу их отношение к проекту Культурной столицы было скептическим, мол, оно нам надо? Но чем больше люди об этом узнавали, чем оживленнее становилась «движуха» вокруг проекта, тем большим становился интерес. И теперь они просто с нетерпением ждут, когда же мы окажемся в центре внимания всей Эстонии – и, между прочим, всей Европы.

Что это означает для предпринимателей? Имидж — это капитал. Это возможность расширить производство, обрасти новыми контактами, создать новые рабочие места. Что это означает для горожан? Увеличение интереса к городу. Рост туризма – и ведь денежки свои эти туристы оставят здесь, а не повезут в Таллинн. По моим прикидкам, четыре-пять новых мероприятий, вернее, новых традиций. Какие-то дни, фестивали, двух-трехдневные мероприятия, не летом – летом всего и так достаточно, – а в течение всего года. Что-то, что стало бы своего рода «торговым знаком» Нарвы и привлекало бы к нам туристов, оживило торговлю и гостиничный сектор…

– Когда встала задача уговорить депутатов Нарвского горсобрания подать первичную заявку на титул Культурной столицы, члены нынешней фракции “Kodulinn Narva” во главе с Алексеем Вороновым еще были центристами и я, помню, рассказывала, что у меня есть двухсторонний опыт в это части. С одной стороны, я была вице-мэром Таллинна по культуре в год, когда мы стали Культурной столицей, и сама видела, какой бешеный подъем интереса к городу, сколько новых туристов, новых объектов мы получили. С другой – в Европарламенте я работаю в Комитете по культуре и вижу, как титул Культурной столицы меняет имидж города. Примерно как в телепередачах про тотальное преображение – только это происходит не с людьми или квартирами, а с городами и целыми регионами. Но мне показалось, меня тогда мало кто понял – какой-то каприз столичной тети, с которой в силу обстоятельств приходится считаться. Как Вы считаете, с чем это связано? Действительно с непониманием? Или, может, с нежеланием видеть в городе чужаков?

У меня в последнее время сложилось впечатление, что просто не понимают. Да и не хотят понимать. Ну вот хоть такая критика: мол, зачем нам в Нарве эти спектакли и фестивали, если местные на них мало ходят. Ну что тут скажешь! Может, и в музей не будем туристов пускать? Но они же пьют-едят, останавливаются в гостиницах и ходят по магазинам! Несколько тысяч человек оставили у нас в городе свои деньги! И говорить, что городская власть должна заботиться о развлечении только горожан? Это какая-то невероятная… зашоренность.

А ведь есть еще и собственно культурная составляющая: к примеру, летом мы много встречались с петербуржцами. Как у них загорелись глаза от того, что Нарва собирается стать Культурной столицей! Сколько мы придумали совместных проектов!

– И это было бы замечательно, если бы именно Нарва начала наводить мосты между Россией и Эстонией, Россией и ЕС…

Да. В нашем случае титул Культурной столицы имеет еще и внешнеполитическое значение. Мы могли бы стать той точкой, с которой начнется оттепель в отношениях, ведь целый год плотного культурного диалога — это совсем немало.

– Но, как бы то ни было, денег на второе ходатайство в бюджете не нашлось. Задам противный вопрос: правильно ли я понимаю, что сумма, которой не хватило на то, чтобы продолжать борьбу за титул, эквивалентна бюджету новой издаваемой городом газеты?

К сожалению, так и есть. Но это решение городского собрания, и я как мэр должен ему подчиняться.

– Тем не менее, Вы так смело говорите, что у меня назрел другой вопрос: не боитесь, что на другой день после того, как выйдет это интервью, Вам вынесут вотум недоверия? За подрыв доверия к депутатам или еще что-то в этом роде?

Ну, надо всё же быть очень глупым человеком, чтобы не понимать, что мои дни на посту мэра сочтены, вне зависимости от результатов выборов. Меня безусловно снимут, так что нет смысла как-то себя ограничивать.

– А почему Вы не вышли из Центристской партии, когда правящая фракция в полном составе это сделала? Ведь тем самым Вы обеспечили бы себе продолжение карьеры в кресле городского главы и поддержку на выборах, админресурс ведь никуда не делся?

Во-первых, совсем не факт, что это дало бы мне какую-то отсрочку. И потом, самая трудная сделка – сделка с собой. Я не могу делать то, что считаю неправильным. Никогда не мог. И всегда уходил с работы, если не клеились отношения с начальством – нельзя позволять себя унижать. А здесь наши представления о благе для города, о жизни, о морали настолько различны, что нам просто не по пути. Так что с этого поезда я с чистой совестью сойду.

– Что будет с Нарвой в 2021 году? Это год муниципальных выборов.

Мы их выиграем. Не зря говорят, что любой кризис — это новые возможности. Так вот, кризис в Нарвском отделении Центристской партии не исключение.

– Но перед тем будут еще одни выборы. С чем идет на них (пока еще) мэр Нарвы Тармо Таммисте? Три приоритета?

Есть целый ряд отличных идей, родившихся совершенно недавно. Во-первых, я буду стоять за продолжение работы по программе развития Ида-Вирумаа, включая, разумеется, финансовую составляющую. В частности, за то, чтобы часть платы за природопользование возвращалось в регион. Во-вторых, за появление в нашем городе еще одного вуза – колледжа инфотехнологий. И, в-третьих, я обязательно буду поддерживать молодежь. В ее стремлении принимать политические решения, брать на себя ответственность, активно участвовать в общественной жизни.

– Ну и последний вопрос – личный: у Вас очень крепкое рукопожатие. Я даже знаю людей, которые его избегают. Откуда такая сила? Вы тайный спортсмен или роете по ночам канавы?

Спортом я занимаюсь, это верно. Один, без команды. Это мощный антистресс, и это позволяет держать себя в форме. А еще я хорошо помню, как отец сказал мне, подростку: «Дай руку». Я дал. И тогда он сказал мне: «Запомни, мужчина должен подавать руку так, чтобы всякому было ясно — это мужская рука, а не баранья ножка». И этот урок я запомнил на всю жизнь.

Вопросы задавала
Яна ТООМ

  • : Яна Тоом
  • : http://www.gorod.ee/
  • : предоставлено Тармо Таммисте

Post Author: admin