Антс Лийметс: Желаю нарвитянам здоровья – И чтобы у них в следующем году всё было лучше! (0)
Если вам нравятся наши публикации, поддержите нас! Поставьте:
Автор фотографии: "Город"

Любой человек вызывает у разных людей различные суждения. Это естественное явление, потому что каждый судит о других по мере своей осведомленности, личной заинтересованности и, что греха таить, уровня своего нравственного развития. Если же постараться подходить непредвзято, то окажется, что рядом с нами живут люди, прожившие насыщенную событиями жизнь, оказавшиеся свидетелями того, как менялся окружающий нас мир и определенным образом влиявшие на эти изменения.

И в нашем славном городе сегодня живет много интересных людей, внесших свой конкретный вклад в его новейшую историю. Городской секретарь Нарвы Антс Лийметс стал нарвитянином и работает в нашем городе так давно, что его смело можно причислять к патриархам местной власти – с ним мы сегодня и ведем беседу.

–Антс, Вас ведь можно назвать самым стойким до сих пор работающим чиновником Нарвы? С какого времени трудитесь в этом качестве в городской управе?

–С декабря 1993 года, когда меня назначили помощником мэра (которым тогда был Владимир Мижуй) и чуть попозже – городским секретарем. Но я Вас поправлю – есть у нас сотрудники, которые трудятся еще дольше меня: это Серафима Горюнова, Елена Юшина, Ольга Мужниекс и Марика Верро. Если люди умеют работать, то зачем их менять? Разве что когда сами захотят уйти.

–А правда ли то, что Вас тогда, в уже давние времена, «сослали» из Таллинна в «эстонскую Сибирь» – в Нарву?

–Да, иногда люди так все это и представляли. А правда в том, что в то время я остался в Таллинне без работы. Работал советником-консультантом в Госканцелярии, и консультантом у министра народонаселения Клары Халлик. А когда утвердили новое правительство во главе с Мартом Лааром, то эту должность ликвидировали. Мы, его работники, сидели и ждали, когда нам скажут: «Спасибо – в ваших услугах больше не нуждаемся». Но мне потерять эту работу было не так страшно, так как я ведь еще в Комитете по вопросам местных органов власти занимался как раз Нарвой и Силламяэ, анализируя решения их руководства. Вот мне и сказали, что Нарвой надо заниматься и дальше. И направили меня сюда, как консультанта Правительственной комиссии, которой руководил министр охраны природы Тарант, по договору на год, а также в качестве помощника мэра города, пока не назначили городским секретарем Нарвы. В качестве консультанта Правительственной комиссии я в Нарве вел прием людей, которые хотели получить от власти ответы на свои вопросы.

–Верно, тяжело пришлось тогда – народу приходило много?

–Да, много. Но так всегда бывает – когда уходит прежнее руководство и приходит новое, люди надеются, что они найдут, наконец, понимание и поддержку и возможно решение их проблем – и приходят. К сожалению, так не бывает, и новая власть тоже никогда не может решить абсолютно все вопросы.

–Да ведь то время было сложным, политически напряженным, и многие просто толком и не понимали, что происходит и чего ждать?

–Тем более интересно, что 90% из тех, кто приходил ко мне, совершенно не жаловались на политику – их беспокоило, что вода не доходит до 9 этажа в их доме, что мусор вовремя не увозят, на то, что полиция не реагирует, когда ей сообщают о шумящем по ночам соседе за стеной, и на прочие бытовые проблемы. А среди немногих, так сказать, «политических» проблем на первом месте были жалобы на то, что вот теперь начнутся «гонения» из-за незнания эстонского языка, будут всех лишать работы. Или, например, люди выражали опасение, что после отмены советской прописки в паспортах их могут выгнать из собственных квартир. Не знаю, кто распространял такие нелепые слухи, но это было действительно так. Правительственная комиссия, анализируя эту информацию, тогда пришла к выводу, что реальная ситуация в Нарве совершенно не совпадала с распространяемыми слухами.

–Но ведь то время было действительно очень неспокойным в политическом плане?

–Вот это и интересно – кажется, что Нарва кипит, были в Нарве тогда и большие митинги, которые организовывали люди, впоследствии создавшие Союз российских граждан. А население волнуют главным образом бытовые проблемы.

–Как же так, ведь на этих митингах принимали резолюции от имени нарвитян, которые должны были учесть в Таллинне, не так ли?

–Эти резолюции, в которых было действительно написано «Обращаемся к Эстонскому правительству», на самом деле громко зачитывались на митингах. Но вот дальше что с ними делали, никто не знает – получалось, что письмо с резолюциями в Таллинн и не посылали, ведь до правительства они почему-то в оригинале не доходили. Суть их, конечно, была известна. Кстати, впервые в Нарву я приезжал еще в 1992 году – как раз на один из таких митингов, чтобы анализировать, что же хотят люди на самом деле. Доклад с анализом настроений людей и оценка реальной обстановки в городском обществе на следующий день уже был на столе у министра. Это была привычная мне работа, потому что я ранее занимался научной работой, был научным сотрудником, проводил подобные анализы, поэтому сложности никакой не составляла.

–Имеется в виду, что когда-то Вы работали в Институте научного атеизма? А зачем такая деятельность вообще была нужна? Какой смысл был в работе целого института?

–Скорее вопросами религии – я считаю, что, как такового, атеизма не существует. Ведь это слово означает в переводе «отсутствие бога», а как можно изучать то, что не существует? Я – материалист, поэтому допускаю разнообразие. Что касается института, то в нем работало всего 50 человек на весь СССР. В Рижском филиале, на три Прибалтийские республики, было всего 12 человек. Мы занимались различными религиями потому, что всякий феномен общества изучать надо. Ведь даже во времена воинствующего атеизма люди продолжали верить. Вера – часть состояния общества, и это относится не только к религиям, культ личности – тоже явление из этой области, которое использует те же самые приемы, методы воздействия, как и религиозные культы. И это важно знать для прогнозирования развития общественных процессов.

–Вернемся к делам нынешним – а в чем, собственно, заключаются обязанности городского секретаря?

–По закону об органах местной власти городской секретарь – это человек, который должен обеспечивать последовательность местной власти. То есть я не политик, а чистый чиновник, который исходит в своих действиях из актов городского собрания и горуправы, моим работодателем является только мэр города, которому я должен подчиняться.

–Что означает «последовательность местной власти»?

–Это означает, что если меняется городская управа, члены управы или мэр, тогда я обязан пришедших им на смену людей вводить в курс работы, текущих дел и обучать, чтобы они не начинали, как говорится, «изобретать велосипеды». В моей практике было не раз, когда приходил новый состав управы, все они горят желанием воевать за лучшее развитие города Нарва, но очень часто не знают, что их идеи уже существуют в принятых постановлениях и решениях. Точно так же, когда приходит новый мэр, я провожу передачу дел, чтобы ничего не осталось без внимания – это и есть последовательность.

–Все-таки управа с мэрами меняются не каждый день – какими текущими делами занимаетесь?

–Текущие дела это работа управы – составление повестки дня ее заседаний, анализ всех приходящих документов в плане соответствия законодательству Эстонии и городским актам, чтобы все нарвские документы были составлены по утвержденному образцу. В случае обнаружения несоответствий задаю вопросы – поэтому на заседаниях управы часто бываю самым вредным из всех. Иногда это перестраховка. Но вот в вопросы политики я не лезу – это не входит в мои обязанности.

–Антс, Вы так давно знакомы с нарвской жизнью – могли бы нарисовать усредненный психологический портрет нарвитянина, есть ли у нас нечто свое, особое, уникальное?

–Я не считаю, что нарвитяне какие-то уникумы. Единственная разница в том, что родной язык у 90% нарвитян – русский, и большинство из них смотрят российские телевизионные каналы – потому что они понятны и доступны. Поэтому иногда понимание событий, происходящих в мире, отличается от понимания тех, кто смотрит эстоноязычные телеканалы. И это свой вклад в носит. А в целом нарвитяне – такие же люди, как и жители остальной Эстонии и других городов мира. Их волнуют те же самые заботы о работе, пище, развлечениях, и всем прочем, как и остальных людей мире. Человек везде остается человеком.

–Нарва в прошлые годы специально заказывала социологические исследования о предпочтениях нарвитян. Зачем это надо было делать и стоит ли продолжать их проводить и в дальнейшем?

–Я считаю, что их надо было делать обязательно и стоит продолжать и в будущем. Потому что по этим фактическим данным, которые начал собирать еще Сергей Горохов, можно проследить, как меняются предпочтения нарвитян. Вспомните, когда-то на первом месте были проблемы с работой и со знанием эстонского языка. Потом они отошли на задний план, и людей больше волновали порядок на улицах и здравоохранение. Медицинские проблемы до сих пор остаются актуальными, к ним приближается тема воспитания молодежи.Очередное исследование надо делать в период между выборами, чтобы исключить влияние пропаганды.

–Вы еще и руководитель Эстонского общества Нарвы – как оно поживает сегодня?

–Эстонское общество Нарвы имеет очень давнюю историю, оно появилось в 1884 году. В числе других создавалось, как центр национального объединения, но при этом никогда не было объединением только эстонцев. Там были и немцы, и русские, и люди других национальностей.Сегодня члены Эстонского общества проводят мероприятия, встречаются, и говорим там по-эстонски. Я занимаюсь этим делом для души.

–А есть ли хобби у городского секретаря Антса Лийметса?

–Конечно! Во-первых, я по-прежнему интересуюсь историей религии, и когда бываю в других странах, обязательно разыщу уникальные церкви, храмы, чтобы посмотреть и побывать в них.Во-вторых, по специальности я еще и технарь, радиоинженер, и до сих пор очень люблю что-то монтировать, паять, разбираться в начинке разных приборов. Своими руками в свое время собирал декодеры к телевизорам, чтобы ловить телепередачи из Финляндии. И сейчас с удовольствием чиню что-нибудь.

–А кто Вы – жаворонок или сова?

–Каждое утро я встаю около 5 утра, даже в зимнее время. А вот вечером спать хочется, как и все пожилые люди, готов лечь уже в семь часов. Чтобы проснуться в 23.30, посмотреть новости и уснуть заново.

–Если уж заговорили о возрасте – не хочется уже всю работу бросить и уйти на пенсию?

–Конечно, иногда этого очень даже хочется. Но, с другой стороны, надо жить активно, у меня есть хорошая профессиональная база, и просто так все бросать тоже не хочется. Силы есть, голова на месте, еще и стараюсь все время обновлять знания, необходимые для работы.

–И, под занавес – ваше семейное положение?

–Я разведен, у меня двое детей, сын тоже инженер-электронщик, а дочь – астроном, готовит докторскую диссертацию. Дочь подарила мне уже двух внуков.

–А что бы вы пожелали нарвитянам в преддверии праздников?

–Конечно же, здоровья – и чтобы у них в следующем году все было лучше!

  • : "Город" Александр Мясоедов
  • : http://www.gorog.ee
  • : "Город"

Post Author: admin